Мы заменили фундаментальное высшее образование «компетенциями»

Мы заменили фундаментальное высшее образование «компетенциями»

В последние годы Российская Федерация начинает жить и развивать свою экономику, исходя прежде всего из интересов своей национальной безопасности. Этому во многом способствовало наложение санкций на нашу страну после возвращения Крыма в состав Российской Федерации. В период эпидемии коронавируса в 2020 году стало очевидным, что без мер государственной поддержки не спасти экономику в целом и жизнедеятельность каждого в отдельности человека. А это требует усиления роли государства, о котором в последние три десятилетия почти забыли, думая прежде всего о рынке.

Новые условия обучения школьников и студентов в режиме онлайн заставили Президента РФ В.В. Путина внести в Закон об образовании поправки и передать их на рассмотрение депутатов ГД ФС РФ. Но одних поправок в Законе не достаточно. Школьное и высшее образование подверглись серьезным изменениям, утратили свою фундаментальность. Его заменили понятием «компетенции». Если раньше студентов учили думать, доказывать, сомневаться, преодолевать, то теперь – запоминать.

При министре образования Филиппове В.М. (1999-2004 гг.) Россия вошла в Болонский образовательный процесс, который был запущен в Европе 29 июня 1999 года. В этот день министры образования 29 государств собрались в г. Болонья (Италия) и подписали декларацию «Зона европейского высшего образования». Широкого обсуждения в России перед подписанием этой Декларации не было, хотя было много противников. В Европе Болонская система была нужна для трудовой интеграции, и она была введена в большей степени из политических соображений. У европейцев была цель: занять свою молодежь, которая в период глобализации и роста уровня безработицы слонялась без дела (в 90-е годы прошлого века только 15% европейцев имели диплом о высшем образовании, а сейчас их около 85 %). Россия стала полноценным участником Болонского процесса в 2003 году, обогнав на два года Украину, на семь – Казахстан и на 12 – Белоруссию.

10 ноября 2003 года президент В.В. Путин поставил точку в дискуссиях о плюсах и минусах вступления России в Болонский процесс, охарактеризовав это вступление как «очень серьезный, существенный шаг по интеграции России в мировое пространство». Однозначная поддержка со стороны российского лидера была четким сигналом как для внутренней оппозиции, так и западным партнерам, у которых могли сохраниться сомнения относительно европейских приоритетов Москвы.

За 20 лет Болонский процесс не оправдал всех ожиданий, не решил многие фундаментальные проблемы российского образования. Сегодня понятие «бакалавр» в России нередко оказывается синонимом понятия «недоучка»; бакалавр воспринимается как человек, получивший неполное высшее образование и не вполне готовый выйти на рынок труда.

Против Болонской системы образования многократно выступал и выступает ректор МГУ им. Ломоносова В.А. Садовничий. С самого начала ее внедрения в образовательный процесс он говорил, что участие России в Болонском процессе не должно превратиться в насаждение европейской системы образования в России, высказывал опасения потери качества и фундаментального характера российского образования. К тому же, по его мнению, Европейский союз и Россия преследуют разные образовательные задачи. Европе нужны специалисты среднего звена с дипломом бакалавра, в то время как Россия испытывает потребность в специалистах высокого уровня и исследователях для поддержания своего научного потенциала и развития фундаментальной науки. К его мнению прислушиваются, так как он возглавляет не рядовой вуз, а старейший университет, занимающий в рейтингах наиболее высокие позиции среди отечественных университетов. Далеко не самые высокие в мире, но все же. Главная идея, которая им высказывается: России пора отказаться от Болонской системы, в соответствии с которой высшее образование стало двухуровневым. «В российские вузы необходимо вернуть специалитет – пятилетнюю программу обучения. Такое явление этой Болонской системы не было положительным, я считаю, это ошибка. Сейчас большинство факультетов МГУ просят перейти на пять лет. Нельзя было так сразу для всех ввести четырехлетнее образование в стране».

Второе соображение ректора МГУ касается поступления в университеты на основе ЕГЭ, который был введен в 2009 году: «Сейчас многие считают, что ЕГЭ помогает ребятам из регионов поступать в хорошие вузы. А может, другой путь выбрать? Отбирать, готовить. ЕГЭ не должен быть монополистом».

Главной идеей у российских реформаторов 90-х годов XX века системы среднего и высшего образования была ориентация на Запад. Именно туда стремятся направить на учебу своих детей сегодняшние крупные чиновники, некоторые депутаты, олигархи. Они хорошо знают, что ЕГЭ и другие «новшества» – это дорога в никуда. В последние годы специалисты, эмигрировавшие из России, показали, что при подготовке, обеспеченной советским образованием или его остатками, практически любой специалист в какой-либо области продолжает оставаться человеком, способным что-то самостоятельно анализировать, находить нестандартные решения, которые гораздо лучше любого «евростандарта».

В заявлениях президента РФ В.В. Путина прослеживается двойственное отношение к Болонскому процессу. В ноябре 2003 года он подчеркивал, что признание российских дипломов в Европе очень важно, поскольку расширяет рынок труда для молодежи. Речь, по его словам, идет об «очень серьезном и существенном шаге на пути интеграции России в мировое пространство». В то же время в феврале 2004 года В.В. Путин, выступая перед ректорами красноярских вузов, заявил, что российская система образования очень хорошего качества и вступление в Болонский процесс может снизить его. С другой стороны, отметил Путин, присоединение к Болонскому процессу откроет европейский рынок для российских специалистов. В октябре 2004 года на заседании Совета по науке, технологиям и образованию Путин подчеркнул необходимость сохранения национальных преимуществ на болонском пути.

5 ноября 2019 года, на совещании по русскому языку, когда речь шла о подготовке учителей русского языка и литературы, он усомнился в целесообразности разделения ступеней высшего образования на бакалавриат и магистратуру: «Что это дает? Что бакалавриат преподает только в младших классах, что ли, а магистратура дает право преподавать в десятом-одиннадцатом? Это просто голая схема модная или в этом есть какой-то смысл?» Путин предположил, что, возможно, имеет смысл готовить преподавателей пять лет. Сегодня бакалавриат подразумевает обучение в высшем учебном заведении в течение четырех лет, магистратура – пяти. Третья ступень высшего образования – аспирантура – включает двухгодичную учебу.

В Московском государственном техническом университете им. Н.Э.Баумана бакалавров и магистров немного. Большинство студентов учится шесть лет, так как вуз готовит инженеров-разработчиков, которых за четыре года не подготовить.

Российский студенческий союз утверждает, что в магистратурах мест, особенно бюджетных, всем бакалаврам не хватает. Значит высшее образование становится менее доступным.

Предложение В.А.Садовничего выйти из Болонского процесса имеет много сторонников, но имеет и много противников. Отрицательное отношение к Болонской системе образования существует не только в образовательном сообществе, оно есть и у чиновников высшего ранга.

В конце 2019 года против деления высшего образования на бакалавриат и магистратуру высказалась вице-спикер Госдумы И.А. Яровая. Она назвала бакалавриат «недообразованием», так как выпускников с таким дипломом не принимают на работу во многих структурах, считая этот уровень среднепрофессиональным. По ее словам, три из пяти профессий являются в настоящее время недоступными для бакалавров. Поэтому выпускники бакалавриата вынуждены поступать в магистратуру, но, как правило, на платное обучение, так как количество бюджетных мест для магистров в разы меньше, чем для бакалавров.

В конце декабря ушедшего года с критикой Болонской системы выступила спикер Совета Федерации В.И. Матвиенко. По ее словам, присоединение России к Болонскому процессу не только не оправдало возлагаемых на него надежд, но и привело к утрате ряда достоинств действующей в то время системы российского образования. «Предполагалось, что если мы перейдем на Болонский процесс, то будет автоматическое признание наших дипломов о высшем образовании во всех западных государствах. Этого не произошло. При том, что мы получили много положительного, мы и многое потеряли. Потеряли, может быть, фундаментальность в нашем образовании, когда снизилась требовательность к студентам, как это было раньше», – заявила Матвиенко. Она призвала депутатов найти выход из создавшейся ситуации и найти пути возвращения преимуществ нашей высшей школы, которая долгое время выпускала первоклассных специалистов в разных областях знаний.

Еще в 2015 году АКСИО-6 провел опрос населения России, по итогам которого оказалось, что 78,9% опрошенных против Болонской системы в РФ. Европейские страны в 2011-2012 годах признали несовершенство Болонской системы. Например, итальянцам удалось её «заболтать»: ей отдали филологию, искусствоведение, юриспруденцию, психологию. Другие страны тихо вышли из этого процесса.

Большинство российских сторонников Болонской образовательной системы за прошедшие годы заняли высокие административные посты в своих университетах, стали заведующими кафедрами, деканами и даже ректорами, обросли многочисленными учениками и личными связями, достигли определенного научного и социального статуса. Эти люди будут стремиться сохранить достигнутое.

В марте-июне 2020 года в период эпидемии коронавируса обучение школьников и студентов было в системе онлайн, и оно показало, что не все школы, колледжи и вузы, их преподаватели и обучающаяся молодежь готовы к такой форме обучения. Если оно в будущем сохранится на постоянной основе, то приведет к уничтожению образования как такового.

Только в апреле спад экономики в России произошел на 12 процентов. Предстоит длительная и напряженная работа, чтобы не только вернуться к прежним показателям, но и пойти в социально-экономическом развитии вперед. Нужныдумающие, со знаниями и практическими навыками, люди. А сфера образования подвергалась разрушению в течение 30 лет в угоду интересам корпораций, которым в России нужен примитивный рынок труда с узкими компетенциями и отсутствием у людей широких и системных знаний, ценностного компонента в образовании.

Узкая специализация – основа основ Болонского процесса – приводит к неумению «видеть дальше собственного носа», неспособности ставить и решать не только инновационные, но и проработанные задачи. Показательными примерами здесь являются и неудачные запуски космических аппаратов, и утраченные знания в области промышленных («чистых») ядерных взрывов. Широта инженерных знаний, традиционных для российской высшей школы, позволяла специалисту, ученому, разработчику проявлять себя в любых других областях, получать «образование через всю жизнь», повышать квалификацию и держать руку на пульсе всех новшеств в области науки и техники. Сейчас это утрачено.Значит, пришло время, чтобы Российская Федерация вышла из Болонского образовательного процесса. Свое мнение по этому вопросу должны сказать специалисты, депутаты, рядовые люди, переживающие за будущее своего государства.

В рядах Международной общественной организации «Союз православных женщин» много руководителей, преподавателей средних и высших учебных заведений, которые ежедневно сталкиваются с недостатками школьного и вузовского образования. Поэтому мы на Правлении решили, что пора поставить вопрос «Нужно ли России и дальше оставаться в Болонском образовательном процессе?» и обсудить его в сентябре 2020 года на научно-практической конференции. Желающих принять в ней участие просим присылать до 1 сентября на нашу электронную почту заявки, сообщив тему выступления.

В присылаемых материалах просим:

1. Четко обозначить цели перехода на Болонскую систему. Каковы истинные причины отказа от традиционной русской и советской системы образования?

2. Что из этих целей достигнуто? Как и какими критериями сегодня оценивается качество образования для большинства выпускников вузов?

3. Чем была обусловлена масштабная и несоразмерная подготовка менеджеров, бухгалтеров и юристов? Какая идеология диктовала этот перенос?

4. Какие меры можно предложить руководству страны для выхода из кризиса образования?

После многоуровневого и широкого обсуждения этой проблемы подготовим аналитическую записку для Президента и Председателя Правительства.

Надеемся, что в обсуждении примут участие эксперты и специалисты Всемирного Русского Народного Собора. Ждем ваших откликов и предложений до 1 августа.

Жукова Н.Б., сопредседатель Правления МОО «Союз православных женщин», член Бюро ВРНС

27.11.2020
Деятельность Международной общественной организации «Союз православных женщин» по защите семьи, материнства и детства
С данным докладом Председатель регионального отделения Международной общественной организации «Союз православных женщин» в г.Москва Н.В.Дмитриевская выступила 26 ноября на семинаре региональных руководителей Общероссийской общественной организации «Общество развития русского исторического просвещения «Двуглавый орел»
26.11.2020
Преподобномученица Елисавета Феодоровна
ринцесса Гессен-Дармштадтская, жившая по протестанской вере; великая княгиня царствующего дома Романовых, принявшая православие и пропустившая его через своё сердце; Основательница Марфо- Мариинской обители, ведущая аскетический, монашеский образ жизни, живущая по любви и милосердию
19.11.2020
Дистанционное обучение как элемент электронного контроля
У детей отобрали возможность нормально учиться, а теперь еще и внедряют электронную слежку за ними

Актуальное

Отчет о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2019 год | МОО «Союз православных женщин»
Отчет о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2019 год
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания) | МОО «Союз православных женщин»
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания)
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
29
30
 
Июнь 2020