«Воспитание — это любовь, твёрдость духа и вера»

«Воспитание — это любовь, твёрдость духа и вера»

Матушка Виктория Кржижановская — мама четверых своих и троих приемных детей, регент, член Международной организации «Союз православных женщин», супруга протоиерея Александра Степанова, благочинного города Гороховец Владимирской области России. В своем городе отец Александр и матушка Виктория организовали Православный военно-патриотический клуб «Воскрест», который многим подросткам помог обрести себя. Их старший сын ушёл на фронт с первых дней СВО. Получив две контузии, чудом остался жив, но каждый раз возвращался обратно к своим сослуживцам. Об удивительном пути матушки Виктории и её супруга, а также о том, как вырастить детей настоящими патриотами — в нашем сегодняшнем интервью.

— Матушка Виктория, Вы — жена священника, регент, многодетная мама, руководитель военно-патриотического клуба, член «Союза православных женщин»… А что из всего перечисленного лично для Вас является определяющим?

— В приоритете все-таки супружеская жизнь, чтобы в первую очередь я оставалась помощницей отцу Александру.

— Тогда давайте поговорим о семье. Как вы познакомились с отцом Александром?

— Мы познакомились в спортзале. Тогда мой супруг был тренером по восточным единоборствам, и я пришла к нему в секцию.

К тому моменту я перенесла сложную операцию на мозге, мне поставили II группу инвалидности. Быть инвалидом в Советском Союзе оказалось очень сложно: не разрешалось ни учиться, ни работать. В 19 лет я пережила тяжелый стрессовый период и, пытаясь прийти в норму, оправиться от удара, искала, где бы себя приложить. В том числе хотелось физически окрепнуть после болезни и операции. Но, помимо всего прочего, меня мучили и духовные вопросы. Как-то в разговоре один знакомый сказал: «На эти вопросы тебе сможет ответить только один человек». Вот так я оказалась сначала ученицей на татами, а через какое-то время невестой.

— А как от восточных единоборств отец Александр пришел к священству?

— Это был интересный путь. Еще до нашего супружества я училась вокалу в музыкальной школе. Моя преподавательница предложила попрактиковаться пению в Покровском храме села Нагуево. Мне было интересно, и я согласилась. А у моего друга был мотоцикл, и вот так мы с будущим супругом поехали в храм, где тогда служил протоиерей Анатолий Федоров, которого многие почитают как святого старца. И как сейчас супруг всем рассказывает, его впечатлило, что он, мастер спорта, физически крепкий мужчина, не смог простоять в храме даже пары часов — спину ломит, ноги болят, — а старенький батюшка, ветеран Великой Отечественной войны с тяжелой контузией ноги, служит как ни в чем не бывало. Видимо, всё это стало для него предметом духовного поиска.

Позже, во время моей беременности третьим ребенком, супругу предложили отреставрировать росписи в Нагуевском храме. Он собирался поработать там месяц, а остался навсегда. Уже через год отец Анатолий благословил отца Александра на священство.

— Получается, вы оба не были воцерковленными людьми и обрели веру именно рядом с отцом Анатолием?

— Да. Он нас венчал, крестил троих наших детей. Отец Анатолий стал для нас примером подлинного православного христианина. А для отца Александра еще и примером священнического подвига.

— Но одно дело уверовать в Бога, а другое — стать священником…

— Отец Анатолий был удивительным человеком, одним из немногих, кто молился за одержимых. К нему приезжало множество народа со всей России. Во время молитвы, конечно, происходили разные чудеса. Свидетелем одного такого чуда стал и мой супруг.

Он расписывал на лесах фрески, когда услышал в храме рык медведя (в детстве он падал в берлогу и знал, как рычит медведь). Пораженный этим звуком, отец Александр спустился вниз и увидел, что его издает 11-летний ребенок… Кроме того, мальчик кусал себе руки до крови, а раны на глазах затягивались. Отец Анатолий попросил моего супруга и еще одного крепкого парня подержать мальчику руки. Они вдвоем держали его и чувствовали, как ноги отрываются от земли… А когда отец Анатолий окропил мальчика святой водой, тот на глазах обмяк, вместо звериного блеска в глазах появилось нормальное выражение. Именно в тот момент, по словам супруга, он понял, что против этой силы человеческая бессильна. Тот случай перевернул его сознание, он остался при батюшке и стал священником.

— А как Вы приняли решение своего супруга стать священником?

— В принципе, всё к этому шло. Первое благословение от отца Анатолия супруг получил, реставрируя росписи в алтаре. Рисовать с лесов достаточно сложно, и несколько раз кисточка падала на престол, который, естественно, был закрыт. Но чтобы взять инструмент с престола, ему всё равно приходилось тревожить отца Анатолия. И вот на третий раз батюшка сказал: «Да был бы ты хоть дьякон…»

У отца Александра очень сильный внутренний стержень, и его решения всегда твердые и обдуманные. В 2003 году его благословили в город Гороховец настоятелем двух храмов: церкви Всех Святых и Благовещенского собора. С того момента началось наше плотное воцерковление всей семьей.

— А как отец Александр начал рисовать?

— Мой супруг во всем максималист. В восточных единоборствах невозможно изучать физическую сторону без погружения в духовную составляющую. Он вплотную приблизился к грани потустороннего мира и после определенного события начал рисовать на печке святых — просто взял кисточку и стал рисовать. Я видела эти образы трех пророков и преподобного Сергия Радонежского. Видимо, Господь его так благословил. Затем он сам научился рисовать миниатюру и делал такие копии, которые не отличали даже профессионалы. Однажды по заказу нарисовал несколько брошек с образом Казанской Божьей Матери. Одну из них он подарил старосте Нагуевского храма, после чего ему и предложили реставрировать фрески.

Господь вел моего супруга своим путем, просвещал. Это был длительный духовный путь.

— А каким был Ваш путь к Православию?

— В первую очередь повлияла операция. Я выросла в семье руководящего работника из сферы образования. Отец был атеистом, но глубоко нравственным человеком — как говорят, «верующим атеистом». В 19 лет после операции и получения инвалидности я не могла обрести опору под ногами. Мама, будучи из деревенской семьи, попросила меня крестить. Отец согласился, но сказал никому не говорить, что знает об этом. Крещение стало первым шагом в сторону Православия. Тогда для меня стало откровением, что Иисус Христос — реально жившая историческая личность. Это было настоящим потрясением и сильным толчком к вере.

А потом повлияли Нагуевский храм, супружество и священство отца Александра.

— Тяжело ли быть матушкой?

— Прежде всего это большая ответственность. Многие видят в тебе авторитет, приходят за советом, за помощью. Нужно иметь определенные духовные силы, чтобы и людям уделять время, и семья не осталась без внимания. При этом чтобы батюшка в семье не переставал быть непререкаемым авторитетом, хотя и бывает дома редко. Это такой сложный духовно-поведенческий подвиг матушек, я считаю.

— А как родилась идея создания Православного военно-патриотического клуба «Воскрест»?

— Отец Александр служил в спецназе ГРУ. Однажды он встретился со своим товарищем, офицером антитеррористической группы «Альфа», и друг сказал: «Я не вижу нам замены. Не растет поколение мальчишек, которые придут нам на смену и будут защищать нашу Родину». И предложил открыть в Гороховце военно-патриотический клуб. В 2005 году был создан «Воскрест».

К сожалению, патриотическое воспитание в 90-е годы было полностью предано забвению. Тогда сами военные становились инициаторами создания таких клубов, кадетских классов и корпусов, чтобы преемственность военного и патриотического воспитания сохранилась. Это был сложный период в истории нашей страны, когда духовно-нравственные понятия стали исчезать из жизни людей. Да и сейчас это остается сложнейшей проблемой. Люди ругаются матом и считают такое общение нормой…

Вот для этого мы наш клуб и организовали. Проблема воспитания подрастающего поколения является основополагающей для будущего нашей страны. «Воскрест» был задуман, чтобы помочь ребятам найти опору, духовно-нравственные ориентиры, помочь им стать полноценными гражданами с активной жизненной позицией.

— А чему учат участников клуба?

— Сначала отец Александр как тренер обучал ребят основам рукопашного боя. Параллельно его как священника стали приглашать на присягу в близлежащие воинские части, где происходили интересные встречи, разговоры, после которых появилась возможность привозить ребят к военным. Они общались с военнослужащими, иногда могли посмотреть стрельбища. Детям очень нравилось.

Вот из таких поездок стали складываться различные военно-патриотические направления: обучение стрельбе из пневматического оружия, разборка и сборка автомата Калашникова. Впоследствии к деятельности клуба стали подключаться различные специалисты. В клубе дайверов «Крокодил» на базе спорткомплекса «Олимпийский» (г. Москва) ребят обучали погружению с аквалангами и даже выдавали сертификаты международного образца. Ребята прыгают с парашютом. В клубе преподается альпинизм, в том числе основы промышленного альпинизма.

— Я знаю, что на базе клуба в 2007 году появился спортивно-туристический лагерь «Парус». В чем его особенность?

— Изначально это был игровой формат для сдачи итоговых годовых зачетов участников «Воскреста». Но ребятам так понравилось, что на следующий год начали собираться уже не только дети из клуба, но и их друзья. И если в 2007 году у нас было всего три команды по пять человек, то в 2015-м в лагере одновременно находились уже 180 детей.

Мы разделили ребят на несколько возрастных и тематических смен. Для малышей до 7 лет смена называлась «Русская сказка». Детки от 8 до 12 лет участвовали в исторической реконструкции «Княжеская Русь», где мы брали период от Крещения Руси до Куликовской битвы. Каждый день княжества то объединялись, то враждовали, состоялось две битвы — со шведами и Куликовская. Пересвет с Челубеем соревновались через отжимания (речь идет о бое русского богатыря Пересвета с татарским воином Челубеем, который, согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», предшествовал Куликовской битве — Прим. ред.). Пересвету досталось, но он всё равно отжался больше. Ребенок ходил очень довольный, что не подвел своих.

Для подростков от 13 лет и старше была организована спортивно-туристическая смена, где мы проводили эстафеты, соревнования по альпинизму, стрельбе из пневматического оружия, арбалета, лука, плавание на байдарках и парусных лодках, ходили в походы.

У нас был очень интересный опыт с днем Нептуна. Батюшка категорически был против возрождения любых языческих традиций. И вот наши мамочки, они же воспитатели и вожатые лагеря, собрались и придумали день Черномора по сюжету стихотворения Пушкина «Руслан и Людмила». У нас были и 33 богатыря, и русалка, и Черномор на разных игровых этапах. Все были довольны и облиты водой. И это прекрасная альтернатива дню Нептуна.

— К несчастью, в 2016 году в Карелии в частном лагере погибли дети. После этого во все не муниципальные лагеря стали присылать проверки. А по отношению к «Парусу» началась открытая травля. Родители стали просить защитить лагерь. Мы повисли в воздухе, а на меня с надеждой смотрели двести детских глаз.

Тогда я попыталась искать волю Бога и впервые приехала в Свято-Елисаветинский монастырь, чтобы обсудить эту проблему с отцом Андреем Лемешонком. Батюшка дал мне четкие наставления. Мы начали действовать, и я с радостью могу сказать, что сейчас, спустя семь лет, проблема постепенно решается.

— Сейчас детям предлагается множество кружков и различных секций, но часто они не хотят ничем заниматься… Как вам удается привлечь ребят в клуб «Воскрест»?

— Часть детей приводят родители, потому что заботятся о своих детях и хотят, чтобы они выросли и физически, и духовно развитыми гражданами. Часть ребят приходит из любопытства, потому что слышат о возможности пострелять, ножи пометать, им это тоже интересно. Бывает, приходят и уходят, надолго не задерживаются. Но есть и те, кто уже видит в клубе перспективы, потому что они собираются поступать в учебные заведения МЧС, полиции, военные учреждения. Для таких ребят клуб становится действительно настоящей опорой по физической и духовной подготовке.

Конкретных примеров много, ведь мы работаем уже 18 лет. Многие мальчишки, которым уже за 20, приходят к батюшке и говорят: «Отец Александр, если бы не Вы и не клуб, я не представляю, что бы со мной было. Я уже, наверное, в тюрьме сидел бы». Батюшка для многих ребят становится авторитетом. Особенно для тех, кто растет без отца.

Один мальчик очень переживал уход отца из семьи, его сильно «сорвало»: он стал плохо учиться, не закончил колледж, после армии полгода слонялся без дела, начал пить и курить. В итоге в непонятном состоянии пришел к отцу Александру, и батюшка предложил помогать в бытовых делах, по стройке. Мой супруг практически всё сам ремонтирует, строит. Парень стал учиться пользоваться разными строительными инструментами. Много чего сломал, испортил, но научился. Через два года он уже создал свою строительную бригаду, а сейчас в свои 29 лет пытается получить образование и учиться дальше. Оставил вредные привычки, посещает богослужения в храме. То есть встал на ноги и видит перспективу своего роста, и духовного, и профессионального. И это радует.

— Удивительная история произошла с воспитанницей нашего клуба. Когда она бежала на тренировку, ее на пешеходном переходе сбил автомобиль. Ребенок получил множественные травмы: открытый перелом ног, трещина в тазобедренном суставе, сильнейшая травма головы. Она не узнавала никого, только батюшку, когда он пришел к ней в больницу. При всем этом водитель подает заявление в суд, требует оплатить ремонт автомобиля и обвиняет девочку, что она якобы бежала не по переходу. Мы все вместе тут же взялись за это дело, нашли адвоката. В результате все претензии были отклонены, а виновного обязали выплатить деньги на реабилитацию.

После тяжелейших операций и реабилитации девочку полгода привозили на тренировку в клуб на инвалидном кресле. Врачи ей запрещали заниматься абсолютно всем. Но батюшка сказал, что если она будет заниматься, то быстрее пойдет на поправку. Ребята из клуба помогали ей добраться: складывали коляску, на руках заносили в автобус. Полгода она отжималась от инвалидного кресла сидя. А когда врачи наконец разрешили ей встать, они с батюшкой решили сделать это во время тренировки. Вы бы видели, как мальчишки стали хлопать, кричать «ура», «слава Богу»! Ребята очень близко к сердцу приняли всю ситуацию. Сейчас у этой девочки, слава Богу, всё хорошо: она замужем за воспитанником нашего клуба и восемь месяцев назад родила дочку.

— Детям очень сложно преодолевать трудности, и часто в какой-то деятельности они не доходят до конца, потому что сталкиваются с неудачами. Как можно мотивировать детей не отступать?

— Мне кажется, мама должна действовать с любовью, а папа являть пример твердости духа. «Лечение» таких случаев часто наблюдается в нашем лагере. Дети находятся в лесной зоне, далеко от родителей и благ цивилизации, и иногда у ребят случается некий надрыв, слом: «Я ничего не хочу, хочу домой». Мы всегда связываемся с родителями и спрашиваем: будем работать дальше или ребенок едет домой? Чаще всего родители хотят продолжать работать. Тогда мы начинаем с ребенком разговаривать: «Понимаешь, тебе нужно дойти до конца. Если ты сейчас сломаешься и уйдешь, это будет преследовать тебя всю оставшуюся жизнь. А если ты сейчас, будучи ребенком, в лагере дойдешь до конца, ты начнешь себя уважать и в дальнейшем в любом деле будешь преодолевать трудности».

Тут еще важен коллектив единомышленников, которые готовы поддержать ребенка в переломный момент. Немаловажен и фактор изоляции, в том числе от родителей, которые очень любят своих детей и, как правило, очень быстро соглашаются на то, чего требует ребенок. А так нельзя, если мы хотим вырастить действительно крепкого духом человека.

— Каждый раз это происходит по-разному. Но есть один рецепт, который батюшка приводит как пример. Воспитать духовно ребенка — это как солить огурцы и помидоры. Нужно взять воду, добавить в нее соль и необходимые ингредиенты (сделать рассол). И когда он готов, в него можно положить любой овощ, и он станет соленым. Если он мало полежал в рассоле, то он малосольный, а если достаточно долго, то полностью осолится. Об этом говорит и Господь Своим ученикам: Вы — соль земли (Мф. 5: 13). Как мир осолится, если вы не будете солью? Общение православных христиан — это и есть тот рассол, который может сформировать духовную базу молодого человека.

— А что такое патриотическое воспитание, на Ваш взгляд?

— Это воспитание внутреннего стержня, когда человек готов пожертвовать своей жизнью и встать на защиту, в первую очередь, своих родных; человек с глубоким чувством ответственности. В среде молодежи этого очень не хватает, особенно среди юношей. Они не готовы взять ответственность даже за женщину и создать семью. А защищать Родину — это еще более серьезный уровень.

Я уверена, что именно православные клубы и лагеря могут помочь вырастить настоящих патриотов, готовых встать на защиту и Отечества, и веры. Особенно ценно их общение со священниками, которые дают образец духовной чистоты и нравственности. Есть, конечно, священники с проблемами, но в основной своей массе они являют собой пример духовности. И, приходя в такие детские сообщества, православные батюшки становятся ориентиром для детей. И слава Богу, что у нас есть возможность воспитывать наших детей в православной вере.

Мужчины, особенно бывшие военные, должны инициировать создание таких клубов и лагерей и приглашать батюшек для общения с молодежью.

— А в Вашей семье были военные?

— Родословная моей семьи известна до восьмого колена и начинается, как это ни странно, с адъютанта короля Людовика XVI, который во время французской революции переехал из Франции в Россию. Здесь у него родились сыновья, один из которых стал известным музыкантом и вместе с Рубинштейном открывал музыкальную консерваторию в Москве. А вот его сын стал военным, генералом, и его отправили служить во Владимирскую область. Вот так мои предки оказались на этой земле. Моя родословная имеет французские, немецкие, польские и украинские корни. Династия педагогов и военных. Много кандидатов наук, профессоров.

— Вы многодетная мама, и после рождения четверых детей решились взять в семью еще троих приемных деток. Как созрело такое решение?

— Из-за той самой операции на мозге каждые последующие роды давались с большим трудом. Четвертые были на грани жизни и смерти. Стало понятно, что больше я родить не смогу. А душа уже многодетная. Мы с отцом Александром приняли решение: если Господь пошлет кого-то в семью, мы примем. И Господь привел в семью подростков. Первыми появились Ваня и Катя, брат и сестра. Мама у них пропала, папа выпивал. К девочке начали приставать собутыльники отца. Она выбежала на улицу, позвонила дяде. Он приехал из Москвы, искал, куда пристроить ребят на лето, потому что сам работал вахтовым методом и не мог постоянно находиться с ними. Один из батюшек рассказал ему про отца Александра, а тот вспомнил, что ребенком занимался у него в спортивной секции. Вот так ребята впервые оказались у нас.

Спустя два года папу осудили за то, что где-то в заброшенном доме он срезал батарею и сдал на металлолом. И чтобы ребята не попали в детский дом, мы их взяли под опеку и сопроводили до совершеннолетия. Катя окончила педагогический факультет в Свято-Тихоновском университете, а Ваня окончил училище по иконописи, но работает высотным альпинистом, чтобы зарабатывать и содержать семью.

У еще одного мальчика не сложились отношения в приемной семье. Сотрудница опеки очень переживала за мальчишку и пришла к нам, попросила взять его под опеку до совершеннолетия.

Конечно, когда детки приходят подростками, накладывается серьезный отпечаток на отношения и внутри семьи, и со своими детьми. Ребята приходят со своими устоями, и повлиять на их внутренний мир крайне тяжело. Поэтому тут тоже нужно действовать только с любовью, показывать личный пример. Надо много разговаривать, вразумлять, строить добрые отношения. Самое главное — должно быть внутреннее желание помочь ребенку, а не просто «дотащить» его до совершеннолетия. Если такое желание у папы и мамы есть, то всё обязательно получится. Тут главное — положиться на Бога, и всё будет хорошо.

— Назовите, пожалуйста, основные правила воспитания семьи Степановых.

— Нужно идти навстречу детям. Обязательно уделять им время, выслушивать и как можно больше общаться. Если их слушать, тогда они будут и нас слышать. Это единственный лайфхак. В ребенке нужно видеть своего ближайшего друга, а не объект воспитания.

— Ваш старший сын стал военным. Он тоже прошел через клуб «Воскрест»?

— Да, его духовный стержень тоже возрастал в клубе и в лагере. В какой-то момент стало понятно, что нашего авторитета для воспитания сына не хватает. Отец Александр — замечательный пример, но это же свое дитя, и он был слишком мягким. Вот поэтому мы решили отправить его в кадетский корпус ВДВ. Ломка была тяжелейшая, но мы его поддерживали. И он справился.

После кадетского корпуса сын пошел по военной стезе. Имеет медаль «За возвращение Крыма». В настоящее время находится на передовом рубеже специальной военной операции. Награжден правительственными наградами.

Вы не представляете, насколько там нужна наша молитва. С моим сыном не раз случались настоящие чудеса. Однажды прилетел снаряд, который не издавал звука, и ребята не успели на него отреагировать. Всё случилось молниеносно, снаряд взрывается, а солдаты даже лечь не успели. В них тучей полетели осколки. Они просто простились с жизнью… А потом смотрят с напарником друг на друга: рядом все деревья посечены, а на них ни одной царапины. Как будто перед ними кто-то стал и защитил. Они тогда просто дар речи потеряли, как сын рассказывает.

Еще был случай, когда их броневик наехал на противотанковую мину. Мина против танка! У броника отрывает колесо, но ребята остались живы, только контузия. Они вываливаются из машины, расходятся, а затем решают стащить машину на ремонт. Прицепили к какому-то транспорту и стали стаскивать. Оказалось, что броневик стоял на еще одной противотанковой мине… Сын получил сильную контузию, потеря слуха была на 70%, его лечили два месяца. Но как только поправился, опять вернулся к своим ребятам.

А когда получил вторую контузию, тоже чудом остался жив. Боевые действия прекратились, и он сел, чтобы поправить носок. Снял шлем, стал развязывать берцы. Напарник сел около него на корточки. И тут прямо за спиной напарника произошел взрыв… Его шлем, броник на спине и сидюшка внизу прикрыли сына, в него не попало ни одного осколка, всё застряло в обмундировании напарника, но поскольку взрыв был рядом, их отбросило и полностью закопало землей. У обоих тяжелая форма контузии. Но если бы товарищ не сел рядом, нашего сына не было бы в живых… Теперь он опять в строю. И по тем историям, которые нам рассказывает сын, мы просто уверены, что Бог на нашей стороне и победа будет за нами.

Мне часто говорили: «Что ж ты его отправила, что ты ничего не сделала?» А я всем отвечаю: «Давайте всех под юбку спрячем…» Кто нас защищать будет? Наши семьи, нашу землю, нашу веру. Именно это ребята сейчас защищают — возможность нам жить и воспитывать детей в православной вере. Это сейчас самое главное. И если кто-то этого еще не понимает…

— Говорят, на войне нет неверующих…

— По словам отца Александра, именно духовной помощи священников на передовой не хватает. Батюшка сам старается как-то участвовать, помогать ребятам, ездит в зону СВО, возит гуманитарку, проводит духовные беседы, исповедует, причащает. Ребята очень ждут батюшку, спрашивают, когда приедет. За один раз по пятьдесят солдат подходит на Причастие. Многие из ребят становятся верующими именно на фронте, и им нужно помочь в их воцерковлении.

Для мужчин на фронте очень важно знать, что в тылу их поддерживают. Знать, что они кладут свои жизни за тех, кто их любит, уважает и ценит. И детские письма, которые им присылают на фронт, они носят около сердца…

— В начале разговора Вы упомянули, что поехали в наш монастырь к отцу Андрею Лемешонку посоветоваться насчет дальнейшей судьбы лагеря «Парус». А почему именно сюда?

— Поскольку мой супруг — подвижник в различных проектах, в какой-то момент в Гороховце появился ежегодный фестиваль «Под Покровом Пресвятой Богородицы», а также Рождественский фестиваль. Конечно, мне приходилось подключаться, готовить концертную программу. Во время поиска музыкальных композиций я открыла для себя два замечательных хора: хор Свято-Елисаветинского монастыря и Санкт-Петербургский хор при храме Владимирской иконы Божией Матери. Эти два коллектива стали для меня двумя мощными певческими примерами. Потом вышел фильм «Инокиня», где я впервые увидела отца Андрея. И то, как батюшка разговаривал, его манера общения запали в душу. В сложный момент с «Парусом» я решила, что мне стоит поехать в Минск и попытаться узнать волю Господа через отца Андрея. И, действительно, тогда я получила четкие ответы.

Кроме того, я прониклась монастырской атмосферой, молитвенным покоем, меня тянуло в обитель. Несколько раз возвращалась в монастырь, один раз даже с моим батюшкой. А сейчас вот приехала на концерт «Своих не бросаем», с радостью откликнувшись на предложение здесь выступить.

Сейчас как никогда нам нужно объединяться. Объединяться по принципу Христоцентричности — вокруг Христа, молитвы и веры. Потому что только наша вера сохраняет традиционные ценности. Только так мы сможем сберечь и нашу землю, и наш народ. И семьи наши станут многодетными, и все решатся на третьих деточек… Но мы должны поддерживать друг друга, вместе молиться. Господь слышит все наши молитвы, любое наше дыхание, все наши мысли знает. Молитвенные объединения очень помогают: и тем, кто объединяется в молитве, и тем, за кого молятся.

Беседовала Мария Котова, фотографии Максима Черноголова и из личного архива матушки Виктории, Свято-Елисаветинский женский монастырь в г. Минске Минской епархии Белорусской Православной Церкви

19.02.2024
Династия священнического рода Саковичей
Сегодня слово «династия» вызывает странные ассоциации — то с певцами, то с сериалами. На самом же деле передача дела жизни по наследству живо по сей день — в Русской Православной Церкви и поныне служат потомки древних родов, одним из которых — родом Саковичей — справедливо гордится Республика Мордовия, где представители семьи более 400 лет стоят у Престола Господня
17.02.2024
Одна из основных проблем современной семьи
2024 год в нашем государстве объявлен Годом семьи. Поэтому сейчас особенно актуально поговорить о том, что современной ячейке общества помогает, а что мешает
14.02.2024
Святые многодетные семьи как образец для подражания современникам
Тема «семьи» является главной в работе МОО «Союз православных женщин» с первых дней создания организации. И эта тема тесно связана с культурой, которую мы рассматриваем не только, как творческую традицию, но и как культуру образования и воспитания, культуру семьи и брака

Актуальное

Союз православных женщин в России и за рубежом | МОО «Союз православных женщин»
Союз православных женщин в России и за рубежом
К 105-летию Союза Православных Женщин (из истории создания) | МОО «Союз православных женщин»
К 105-летию Союза Православных Женщин (из истории создания)
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
 
Июнь 2023