Об очередном враждебном в отношении России документе США

Заключение по содержанию и направленности Меморандума Президента США Дж. Байдена-мл. от 04.02.2022 о продвижении прав лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, квиров и интерсексуалов по всему миру, также по возможному влиянию на Российскую Федерацию посредством реализации указанного документа государственными органами США и подконтрольными США организациями

Проведённое комплексное конституционно-правовое, международно-правовое и формально-юридическое исследование Меморандума Президента США Дж. Байдена-мл. от 04.02.2022 о продвижении прав лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, квиров и интерсексуалов по всему миру [1], предназначенного для исполнения руководителями правительственных органов США (департаментов и агентств исполнительной власти) (далее – ЛГБТКИ-Меморандум Байдена, Меморандум), позволило сделать следующие выводы с позиций обеспечения, правовой охраны и защиты конституционного строя, публичного порядка, национальной безопасности Российской Федерации.

ЛГБТКИ-Меморандум Байдена основывается на Меморандуме Президента США Б. Обамы от 06.12.2011 «Международные инициативы по защите прав лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров» [2] (об этом указывается в первом абзаце вводной части, а именно, что данный Меморандум «подтверждает и дополняет принципы, установленные» в Меморандуме 2011 года), при этом указывается на преемственность его принципов и содержания от Меморандума 2011 года и на то, что им дополняются и тем самым усиливаются принципы и предписания, закреплённые в Меморандуме 2011 года. Таким образом, имеются достаточные основания считать, что в совокупности официальных документов США, определяющих приоритеты в деятельности государственных органов США, работающих на территориях других государств и (или) участвующих в «программах помощи» иностранным государствам, данный Меморандум является существенным элементом последовательной системной политики США в сфере международных отношений и деятельности по продвижению интересов США в зарубежных государствах.

Рассматриваемый документ не является случайным или второстепенным несущественным актом. Напротив, полагаем, что Меморандум является логически закономерным официальным документом высшего руководства США, преемственно и последовательно реализующим одно из основных направлений внешнеполитического курса США, по сути – на продвижение и навязывание другим государствам собственной шкалы «ценностей», на использование правозащитных концепций в качестве инструмента политического давления и вмешательства во внутренние дела других государств в интересах обеспечения национальных интересов США.

Юридический статус и территории реализации Меморандума. ЛГБТКИ-Меморандум Байдена является документом высшего руководителя государства и главы исполнительной власти США – Президента США, где изложены принципы, подходы и нормативные предписания, обязательные для исполнения государственными органами США (в т.ч. агентствами), работающими на территориях других государств и (или) участвующими в «программах помощи» иностранным государствам. Это односторонний правовой акт, он не является международно-правовым актом, но при этом он фактически будет реализовываться государственными органами США и контролируемыми Правительством США организациями не только на территории США, но преимущественно на территориях других государств, с существенными последствиями именно для этих государств.

Субъекты реализации Меморандума. В пункте «a» раздела (секции) 7 Меморандума определены эти органы и организации: «Государственный департамент, Министерство финансов, министерство обороны, юстиции, сельского хозяйства, торговли, труда, здравоохранения и социальных служб и национальной безопасности, Агентство США по международному развитию (USAID), Корпорация финансирования международного развития Соединенных Штатов (DFC), Корпорация “Вызовы тысячелетия”, Экспортно-импортный банк Соединенных Штатов, Управление торгового представителя Соединенных Штатов и другие учреждения, которые могут быть назначены Президентом».

Инструменты реализации Меморандума. В Меморандуме, в числе прочего, определены следующие инструменты реализации его целей: «Борьба с криминализацией статуса или поведения ЛГБТКИ+ за границей. Агентствам, работающим за границей, поручено усилить существующие меры по борьбе с криминализацией иностранными правительствами статуса или поведения ЛГБТКИ+ и расширить усилия по борьбе сдискриминацией, гомофобией, трансфобией и нетерпимостью на основании статуса или поведения ЛГБТКИ+. Государственный департамент ежегодно и в составе годового отчёта, представляемого Конгрессу…, представляет отчёт о нарушениях прав человека, с которыми сталкиваются ЛГБТКИ+ лица по всему миру. Этот отчёт должен включать указания законов против ЛГБТКИ+, а также случаи насилия и дискриминации, совершаемых как государственными, так и негосударственными субъектами в отношении лиц ЛГБТКИ+» (раздел 1); «Быстрые и содержательные ответы Соединенных Штатов на нарушения прав человека ЛГБТКИ+ лиц за границей. Государственный департамент должен… помочь обеспечить быструю и значимую реакцию федерального правительства на серьёзные инциденты, которые угрожают правам человека ЛГБТКИ+ за границей. Когда иностранные правительства пытаются ограничить права лиц ЛГБТКИ+ или не обеспечивают действующую правовую защиту, тем самым способствуя созданию атмосферы нетерпимости, агентства, работающие за границей, должны рассмотреть возможность принятия соответствующих мер, в том числе с использованием всего спектра дипломатических инструментов и инструментов поддержки и, при необходимости, финансовых санкций, визовых ограничений и других действий» (раздел 4).

То есть, фактически декларируется значительная широта и многообразие применяемых мер и инструментов вмешательства во внутренние суверенные дела других государств, не ограниченная какими-то чёткими правовыми рамками.

Формально-правовое исследование ЛГБТКИ-Меморандума Байдена позволяет сделать вывод о его гибридном правовом содержании – будучи ненормативным в основе своей правовым актом, таковой, вместе с тем, содержит целый ряд чётко выраженных нормативных правовых предписаний (правовых норм), реализация которых не исчерпывается предписаниями совершить единичные конкретные действия.

Исследуемый Меморандум характеризуется использованием эмоционально окрашенной лексики и выраженно идеологически мотивирован.

ЛГБТКИ-Меморандум Байдена базируется на совершенно чётко позиционируемой и артикулируемой им идеологеме (в действительности, конструкте политической мифологии заведомо ложного содержания) презюмируемой тотальной стигматизации лиц, принадлежащих к сообществу ЛГБТКИ, вследствие действий со стороны их противников, то есть на утверждении о нарушении прав человека в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, гомосексуалистов и интерсексуалов (далее – лица ЛГБТКИ, представители ЛГБТКИ) в России и ряде других стран, а также об их правовой дискриминации по признаку «сексуальной ориентации, гендерной идентичности или самовыражения или половых характеристик», в условиях якобы широко распространённых насилия и преследований, связанных с указанными признаками. На это указывается в Меморандуме: «…они должны иметь возможность жить без страха» (абз. 2 вводной части), оценка их как «смелых» в их «борьбе за свободу от насилия» (абз. 2 вводной части), указание декларируемой цели властей США – «положить конец насилию и дискриминации по признаку сексуальной ориентации, гендерной идентичности или самовыражения или сексуально-гендерных характеристик, а также руководить силой нашего примера в деле продвижения прав ЛГБТКИ+ лиц по всему миру» (абз. 2 вводной части). То есть все лица, принадлежащие к сообществу ЛГБТКИ, рассматриваются и описываются властями США как презюмируемо являющиеся всегда жертвами насилия в ряде государств, вследствие чего обосновывается необходимость под прикрытием заявлений о защите указанных лиц фактически оказывать давление и вмешиваться в дела других государств.

Важно отметить, что в действительности в Российской Федерации всем гражданам и иным лицам, законно проживающим на её территории, гарантированы Конституцией Российской Федерации основные права человека и гражданина – практически все, которые закреплены во Всеобщей декларации прав человека (1948 года), в Международных пактах 1966 года и в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 года), а также указанные права и свободы защищены законодательством, на практике их защита обеспечивается деятельностью правовой системы, включая суды и правоохранительные органы – в равной мере для всех граждан, независимо от их сексуальной ориентации и идентификации.

Прочие же именуемые и заявляемые представителями продвигающих ЛГБТКИ-идеологию организаций требования и притязания, выражаемые в лексической форме как «права» (как например, требования обеспечить возможности для «усыновления» ими детей, атрибутируя детям вещные признаки), не закреплены в международных договорах (во всяком случае, юридически значимых для Российской Федерации) и представляют собой, в реальности, не права, а надуманные произвольные и исключительно идеологически-мотивированные притязания отдельных представителей указанного сообщества, в том числе на привилегированное положение.

При этом насилие и преследование граждан, связанное с вышеуказанными признаками, как распространённое явление в Российской Федерации отсутствует. Более того, защита основных прав и свобод человека является одним из важнейших приоритетов государственной политики Российской Федерации (в том их значении, которое было закреплено в вышеуказанной Конвенции на момент её ратификации Россией).

Отметим, что мониторинг СМИ России и СМИ США в части информации о убийствах, показывает, что число случаев убийств представителей ЛГБТКИ-сообществ в России явно и существенно меньше, чем в США, как в абсолютном исчислении, так и в пересчёте на общую численность населения или на относительную долю указанных лиц в общей численности населения.

Напротив, в России речь обоснованно вести именно об осуществляемой крайне агрессивной деятельности лиц и организаций, продвигающих ЛГБТКИ-идеологию, массово посягающих на права, свободы и законные интересы граждан. При этом используются демагогически-риторические приёмы наклеивания ярлыков «гомофобов» на критиков ЛГБТКИ-идеологии.

Следует отметить, что слова «гомофоб» и «гомофобия» – некорректные, идеологизированные клише-ярлыки, манипулятивно наклеиваемые любым критикам ЛГБТКИ-идеологии (независимо от формы и степени обоснованности такой критики), а также любым возражающим против противоправного массового насильственного навязывания идеологии гомосексуализма гетеросексуалам (включая несовершеннолетних). Эти слова представляют собой идеологические оценочные ярлыки негативного содержания и используются как недобросовестный полемический приём в манипулятивных целях для дискредитации и оскорбления несогласных. В искусственно созданном слове «гомофобия» путём соединения слово «гомо» (от греческого слова homos – равный, взаимный, общий) и «фобия» (патологический страх) изначально заложена терминологическая некорректность и намеренная смысловая подмена, необоснованно приписывающая наличие психического отклонения (фобии) у лиц, негативно относящихся к гомосексуализму. Буквальное толкование этого слова показывает его нелогичность и бессмысленность. В действительности, у лиц, которые не приемлют гомосексуальные образ жизни, пристрастия и убеждения, выражают протест против публичной пропаганды гомосексуализма, нет никаких «фобий», то есть болезненных чрезмерных страхов, вынуждающих этих лиц бояться гомосексуалистов. Люди, незнакомые со специальной медицинской терминологией, могут ассоциировать значение слова «гомофоб» с патологической неприязнью к человеку и людям вообще (от лат. homo – человек). Необоснованное приписывание лицам, не разделяющим гомосексуальных убеждений, психических отклонений (фобий) является не только неэтичным приёмом, но и направлено на унижение человеческого достоинства таких лиц, клевету в отношении них [3].

Подавляющее большинство вызвавших в России широчайший общественный резонанс и массовые протесты населения проявлений экстремисткой ненависти и нетерпимости к верующим христианам и мусульманам России, жестоких публичных оскорблений религиозных чувств верующих и уничижений их человеческого достоинства было совершено именно лицами, заявляющим о своей принадлежности к ЛГБТКИ-сообществу [4].

Следует также отметить, что публичное выражение представителями продвигающих ЛГБТКИ-идеологию организаций своей позиции относительно форм публичного выражения, демонстрирования внешних проявлений своей сексуальной ориентации, идей и взглядов, связанных с сексуальной ориентаций, нередко характеризуется предельно категоричными, остро-провокативными и гипертрофированно-нереалистичными формами и содержанием; и эту позицию невозможно реализовать без нарушения прав и свобод других граждан, составляющих абсолютное большинство в обществе, и, вследствие этого, принципиально невозможно (нереально, недостижимо) установить компромисс (типа: признаётся недопустимость провоцирования социальных конфликтов и, исходя из этого лица ЛГБТКИ и представители объединений лиц ЛГБТКИ признают недопустимость навязывания другой части общества путем рекламы и (или) пропаганды своих пристрастий, идей и взглядов, связанных с ЛГБТКИ, пользуясь, однако, при этом государственной защитой от произвольного вмешательства в личную жизнь в своих жилищах и клубах).

При этом обоснованно говорить о массовых случаях причинения вреда личности от деятельности лиц, пропагандирующих взгляды и идеи продвигающих ЛГБТКИ-идеологию организаций, в особенности среди детей.

Имеются факты, свидетельствующие о том, что основными инициаторами и акторами публичных акций, информационных кампаний, распространения информации, в том числе посредством издания и массового навязывания литературы, направленных на разрушение института семьи в России, – являются именно представители продвигающих ЛГБТКИ-идеологию организаций. Некоторые наиболее активные представители продвигающих ЛГБТКИ-идеологию организаций неоднократно открыто и публично заявляли, что ведут и намерены вести войну на полное уничтожение института семьи в России и во всём мире. Напомним экстремистское публичное высказывание представительницы гомосексуальной идеологии М. Гессен с требованием полного уничтожения института семьи: «…мы лжём, заявляя, что институт брака останется неизменным. Ведь это – враньё. Институт брака ожидают перемены, и он должен измениться. И повторюсь ещё раз, я считаю, что он не должен существовать» [5]. Ярчайшими примерами такой подрывной, в высшей степени разрушительной для института семьи в России, деятельности следует позиционировать законопроекты О.В. Пушкиной 2019 года (открыто лоббировавшиеся именно представителями продвигающих ЛГБТКИ-идеологию организаций) под прикрытием заведомо ложной риторики якобы борьбы с семейным насилием и явного обмана ею представителей органов власти по этому поводу, реально имевшие направленность на разрушение института семьи, но к борьбе с семейным насилием реального отношения не имевшие [6].

Имеет место и чётко фиксируется массированная и крайне агрессивная преступная пропаганда и иные формы противоправного агрессивно-манипулятивного навязывания детям (в формах так называемого «сексуального просвещения» и «полового воспитания» [7], в иных формах) педофилии [8], некрофилии [9] и иных форм сексуальных перверсий (противоправно пропагандируемых детям как социально приемлемые и привлекательные формы поведения и отношений), противоправной пропаганды произвольной «смены пола» и жестокого бесчеловечного самокалечения себя с этой целью [10], иных агрессивно навязываемых «ценностей», связанных с ЛГБТКИ-идеологией и пересекающейся с ней человеконенавистнической идеологии трансгуманизма [11].

Интегрально вышеуказанная деструктивная деятельность, в том числе распространение деструктивной идеологии, включая пропаганду идей и взглядов продвигающих ЛГБТКИ-идеологию организаций, несёт прямые и явные угрозы выживанию народа и существованию Российского государства.

И поэтому меры конституционно-правовой и социально-правовой защиты общества от негативного противоправного воздействия деструктивной идеологии и публичных акций, пропагандирующих ЛГБТКИ-идеи и «ценности», фактически разрушающие традиционные российские духовно-нравственные и семейные ценности и институт семьи, совершенно голословно и неосновательно именовать «насилием» над представителями ЛГБТКИ-сообщества.

Основные стратеги и акторы этой когнитивной войны США против России, утверждающие о наличии насилия и гонений в отношении представителей продвигающих ЛГБТКИ-идеологию организаций в России, довольно часто используют известные старые шаблонные способы убеждения в своей правоте и в наличии права на фактически субверсивную культурную и духовную интервенцию против других государств. Так, массово «импортируемые» из США в Россию (во второй половине 1980-х годов – 1990-х годах) на волне искусственно созданной моды на «духовные учения и практики» активисты, создававшие секты кришнаитов (чисто американские продукты, не имеющие непосредственного отношения к индуизму), аналогично заявляли, что они отстаивают ненасилие, притом что в книгах их основателя Прабхупады было чётко указано, что лишение человека возможности миссионерской проповеди ему кришнаизма и есть насилие над ним и что именно исходя из этого и следует понимать понятие «ненасилие». Эта идеологема активно использовалась и множеством иных асоциальных религиозных сект, создаваемых в США, а затем принудительно навязывавшихся России и массово «осваивавших» Россию в качестве субверсивного (враждебно-подрывного) инструмента разложения общества и страны изнутри. То есть всё это уже было.

Заложенные в ЛГБТКИ-Меморандум Байдена цели, принципы, задачи, приоритеты и конкретные меры в целом направлены на создание единой идеологической платформы как инструмента, обосновывающего, оправдывающего и организующего вмешательство США во внутренние дела других государств (в данном случае – внутренние дела Российской Федерации. Этот подход опять же воспроизводит с высокой точностью логику предыдущего подхода на одном из участков идеологической войны, ведущейся США сначала против СССР, а затем – против России (с 1950-х по настоящее время, с акцентом на первые 20–25 постсоветских лет для нашей страны), публично декларируемого как защита и продвижение прав верующих и религиозных объединений во всём мире. – Причём интерпретируемого и реализуемого именно в особой, идеологически-мотивированно извращённой форме: важно, чтобы не смели препятствовать принудительному агрессивному навязыванию экспортируемых из США (как правило, там и созданным) религиозных сект, но при этом игнорировались массовые нарушения прав и свобод, законных интересов людей в деятельности собственно таких сект, нарушения же прав верующих исторически представленных в стране религий так же игнорировались. Впоследствии именно из США целенаправленно стимулировались церковные расколы (руками турецкого религиозного деятеля Варфоломея, политико-социальное конструирование лже-церквей), игнорировались массовые захваты православных храмов на Западной Украине, а после 2014 года уже и по всей Украине, убийства, истязания и незаконные тюремные заключения православных священников Украинской Православной Церкви (МП). То есть все эти и аналогичные им концепты всегда были манипулятивными инструментами и были изначально уже нацелены на избирательное и предвзятое отношение и оценку тех или иных организуемых событий. И именно так и следует воспринимать и оценивать практику внешнего влияния со стороны США на общественные процессы в России и ряде других стран – вообще и в исследуемом случаев в частности.

Практическая реализация заложенных в ЛГБТКИ-Меморандум Байдена инструментов агрессивного вмешательства и навязывания чуждых и разрушительных (деструктивных) идей и ценностей  [12] в отношении Российской Федерации является явным и прямым, субверсивным посягательством на основы конституционного строя и публичного порядка Российской Федерации, правовыми основами и «несущими силовыми конструкциями» которых выступают отражающие российскую цивилизационную идентичность следующие закреплённые в Конституции Российской Федерации  [13] конституционно-правовые императивы (нормы и комплексы норм императивного характера):

1) конституционный императив защиты института брака (презюмируемо – исключительно) как союза мужчины и женщины (п. «ж.1» ч. 1 ст. 72), на подрыв чего направлено главное требование ЛГБТКИ-идеологии – признать в качестве «брака» и как юридически равноценного браку между мужчиной и женщиной – сочетание лиц одного пола и любое сочетание лиц разных иных «гендеров» (сколько бы их ни было), в результате чего прогнозируемо произойдёт полная дискредитация и разрушение нормального и нравственно-обоснованного понимания брака как закреплённых правом (при совместном согласии – и религиозным порядком) отношений исключительно между мужчиной и женщиной в целях создания семьи, рождения, ращения и воспитания детей (своих или приёмных);

2) конституционный императив сохранения общероссийской культурной идентичности и культурной самобытности (и следовательно – её охраны и защиты государством) (ч. 3 и 2 ст. 69 во взаимосвязи с ч. 4 ст. 68), притом что реальная общероссийская культурная идентичность имеет своей неотъемлемой существенной частью исторически устоявшуюся и укоренённую в самой жизни народов России нравственную идентичность, категорически не приемлющую принудительного навязывания перверсивных сексуальных пристрастий, поведения и образа жизни, произвольных гендерной дисфории и «смены пола» (и жестокого бесчеловечного самокалечения себя с этой целью), а также соответствующих деструктивных идеологий;

3) конституционный императив государственной защиты материнства и отцовства (ч. 2 ст. 7, ч. 1 ст. 38, п. «ж.1» ч. 1 ст. 72), в явное противоречие с которым вступает ЛГБТКИ-идеология в части надуманного и произвольного, ни на чём не основанного отрицания и произвольно-навязчивого требования отказа от именования родителей ребёнка матерью и отцом (взамен – литерные или нумерованные лица), что грубейшим образом произвольно посягает на право матери называться матерью и на право отца называться отцом (а равно на право ребёнка иметь отца и мать);

4) конституционный императив сохранения традиционных семейных ценностей (п. «в» ч. 1 ст. 114), конституционный императив поддержки семьи (ч. 2 ст. 7, п. «ж.1» ч. 1 ст. 72, п. «в» ч. 1 ст. 114), конституционный императив обеспечения условий, способствующих всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, обеспечения приоритета семейного воспитания (ч. 4 ст. 67.1) и конституционный императив обеспечения условий для достойного воспитания детей в семье (п. «ж.1» ч. 1 ст. 72), в явное противоречие с которым вступает разрушение нравственно-воспитательного и образовательного пространства посредством его «инфицирующего» насыщения разрушительными ЛГБТКИ-идеологемами (имеется множество подтверждений направленности этой деструктивной идеологии на полное уничтожение института семьи), агрессивное и манипулятивное навязывание детям сексуальных перверсий и извращённых и разрушительных для психики ребёнка моделей псевдо-семей. Значимым обстоятельством для целей настоящего заключения является то, что согласно проведённым исследованиям, на протяжении всей жизни средний мужчина-гомосексуалист имеет сотни сексуальных партнёров [14]; согласно исследованию Алана Белла и Мартина Вайнберга, 43 % белых мужчин-гомосексуалистов имели гомосексуальные контакты с пятьюстами или большим количеством партнёров, а 28 % вступали в гомосексуальные контакты с 1000 или большим количеством гомосексуальных партнёров [15]; Пол Ван де Вен, Памела Родден, Джюн Кроуфорд и Сюзэн Киппэкс установили в своем исследовании, что количество гомосексуальных партнёров у гомосексуалистов попадает в среднем в пределы от 101 до 500; от 10,2 % до 15,7 % имели от 501 до 1000 партнёров; ещё примерно столько же опрошенных гомосексуальных респондентов заявили, что имели более 1000 сексуальных партнёров в течении жизни [16]; – ни о какой нормальности этого и речи быть не может;

5) конституционный императив государственной защиты и поддержки детства (ч. 2 ст. 7, ч. 1 ст. 38, п. «ж.1» ч. 1 ст. 72) и конституционный императив признания детей важнейшим приоритетом государственной политики России (ч. 4 ст. 67.1), во взаимосвязи с конституционным императивом охраны государством достоинства личности (ч. 1 ст. 21), чему грубо противоречат основные ЛГБТКИ-идеологемы и требования, поскольку важнейшим элементом объёма конституционных прав ребёнка является право каждого мальчика и право каждой девочки, от своего рождения обладая своим полом с имманентными этому полу и обусловленными природой закономерностями психосексуального развития, быть взращёнными и воспитанными сообразно своему полу, исходя из своей естественной половой принадлежности, а также в соответствии со своей половой идентификацией, в том числе самоидентификацией, естественно предопределённых от рождения и формирующимися в детском возрасте и с нормальной сексуальной ориентацией, – то есть право мальчика быть воспитанным и взращённым как мальчик в юношу и, далее, в мужчину, право девочки быть взращённой и воспитанной как девочка в девушку и далее стать далее женщиной [17]. Поскольку дети – это не бесполые и не бесправные существа, из которых можно произвольно формировать какой угодно «гендер» (согласно лженаучной человеконенавистнической идеологеме о множественности и произвольной трансформируемости «гендеров»), то навязчивые и насильственные в психологическом плане воздействия, направленные на изменение половой самоидентификации ребёнка, грубо нарушают его права и законные интересы, посягают на его достоинство личности (по смыслу преамбулы Всеобщей декларации прав человека, п. 1 ст. 23 Конвенции о правах ребёнка от 20.11.1989, ст. 1 Хартии Европейского Союза об основных правах от 07.12.2000 (в ред. 2007 г.) и мн. др. международных документов); принцип половой неприкосновенности ребёнка, закреплённый в Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений от 25.10.2007, означает полный запрет совершения не только физических, но и интеллектуальных форм сексуальных посягательств на половую сферу ребёнка, а также запрет на любые попытки «модифицировать», как-либо изменить пол ребёнка и его естественную половую самоидентификацию. Но именно интеллектуальное (психологическое) посягательство на половую неприкосновенность ребёнка и происходит в результате воспрепятствования признанию, гарантированию, охране, защите и реализации права мальчика быть воспитанным как мальчик и права девочки быть воспитанной как девочка. Воздействие на детей, направленное на психологически-насильственную трансформацию их половой самоидентификации или способствующее такой трансформации, при совершении которого происходит посягательство на права мальчика обладать своим (имеющимся от рождения) полом, быть воспитанным сообразно своему полу и быть выращенным гетеросексуальным мужчиной, а равно посягательство на права девочки обладать своим (имеющимся от рождения) полом, быть воспитанной сообразно своему полу и быть выращенной гетеросексуальной женщиной, – являются грубым посягательством на половую неприкосновенность ребёнка, формой преступного сексуального злоупотребления в отношении ребёнка;

6) конституционный запрет разжигания и возбуждения социальной розни, ненависти и вражды, ограничения прав граждан по признаку социальной принадлежности (ч. 5 ст. 13, ч. 2 ст. 19, ч. 2 ст. 29); анализ публикаций гомосексуалистов о так называемой «гей-культуре» позволяет выявить, что одной из её характерных черт является выраженная ненависть и нетерпимость представителей «мужского» гомосексуализма к женщинам нормальной сексуальной ориентации, по существу – расистское к ним отношение как к неполноценным существам, неполноценному расовому виду. Такое отношение широко распространено и на бытовом уровне среди соответствующих лиц. Так, составленный Владимиром Козловским на основе многолетних исследований, изданный в Нью-Йорке [18] и впоследствии многократно переопубликованный на русскоязычных интернет-сайтах словарь «Арго русской гомосексуальной субкультуры» и ряд других словарей зафиксировали массовые распространённость и использование среди представителей «мужского» гомосексуализма уничижительно-оскорбительных слов и выражений в отношении женщин: «двужопый крокодил», «двустволка», «мокрощелка», «пустодырая», «оплеушина», «проплешина», «зассыха». Распространённость в гомосексуальной среде указанной оскорбительной, экстремистской риторики настолько обширна [19], что обоснованно заявлять о таком экстремистском отношении к женщине с нормальной сексуальной ориентацией как существенном элементе «мужской» гомосексуальной «культуры» и идеологии [20]; аналогично, дисфорично-уничижительное, выраженно негативное и нетерпимое, экстремистское отношение к мужчинам нормальной сексуальной ориентации (по существу – расистское к ним отношение как к неполноценным существам, неполноценному расовому виду, рабам, достойным лишь того, чтобы на них паразитировали, презюмируемым в любой ситуации как заведомо и априорно «агрессоры» и «насильники») совершенно определённо проистекает из «культуры» и идеологии «женского» гомосексуализма;

7) конституционный императив утверждения гражданского мира и согласия (преамбула), очевидной угрозой которым прогнозируемо явилось бы принудительное агрессивное навязывание перверсивных сексуальных пристрастий, поведения и образа жизни, произвольных гендерной дисфории и «смены пола» (и жестокого бесчеловечного самокалечения себя под это), соответствующих идеологий, которые не просто не разделяются и не одобряются, а правомерно считаются абсолютным большинством граждан России категорически неприемлемыми и недопустимыми ни в какой форме и мере, поскольку всегда гомосексуальные отношения будут обоснованно восприниматься в свете высказывания канадского судьи Брюса Хоукинса: «Говорить о гомосексуальности, не касаясь анального секса, – то же самое, что писать историю музыки, не упоминая Моцарта» [21], дополненного описаниями в книгах И.С. Кона: «Некоторые гомосексуальные техники опасны и неприемлемы с точки зрения гигиены и эпидемиологии. При так называемом “фистинге” (fisting, от слова fist – кулак), когда в задний проход засовывают кулак и всю руку по локоть, нередко разрываются стенки прямой кишки. “Rimming” (анилингус) – вылизывание заднего прохода или засовывание туда языка – способствует переносу желудочно-кишечных инфекций» [22]; – ни о какой нормальности этого и речи быть не может;

8) конституционный императив почитания памяти предков (преамбула) и сохранения памяти предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, (и следовательно – в преемственности в следовании их идеалам) (ч. 2 ст. 67.1), чему явно противоречил бы отказ государства от нормального и нравственно-обоснованного традиционного понимания брака как закреплённых правом (при согласованном желании – и религиозным порядком) отношений исключительно между мужчиной и женщиной (закреплённого в Конституции);

9) конституционный императив выражения стремления (и соответственно – следования) к обеспечению благополучия и процветания России и конституционный императив выражения ответственности народа за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями (преамбула), чему антагонистически противоречило бы допущение государством пропаганды деструктивных ЛГБТКИ-идеологий, распространение которых и «инфицирующая» индоктринация которыми значительной части общества неминуемо и безальтернативно привела бы к острейшему демографическому кризису. В частности, согласно данным проведённого Morgan Stanley предиктивно-аналитического исследования, к 2030 году 45% женщин наиболее трудоспособного возраста (в возрасте от 25 до 44 лет) будут одиноки [23], – и это есть прямое следствие разжигания акторами ЛГБТКИ-идеологии ненависти к гетеросексуальным отношениям и к институту семьи, навязывания идеологий сексуальных перверсий и идеологий уничижительного и презрительно-дисфорического отношения к деторождению и детям (как аттрактивной части идеологии чайлд-фри – в свою очередь, неотъемлемой части ЛГБТКИ-идеологии). Подтверждение сказанному отражено в п. 15 Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей, утверждённых Указом Президента РФ от 09.11.2022 № 809: «Деструктивное идеологическое воздействие на граждан России становится угрозой для демографической ситуации в стране»;

10) конституционный императив охраны здоровья людей (ч. 2 ст. 7 во взаимосвязи с ч. 1 ст. 7, ч. 1 ст. 41), конституционный императив сохранения и укрепления общественного здоровья, создание условий для ведения здорового образа жизни, формирования культуры ответственного отношения граждан к своему здоровью (п. «ж» ч. 1 ст. 72), на которые грубейшим образом посягает деструктивная ЛГБТКИ-идеология, неотъемлемым элементом которой является самокалечение людей. Известны (представителям ЛГБТКИ-сообществ и специалистам) проблемы со здоровьем, возникающие вследствие гомосексуальных анальных актов и в прямой причинно-следственной взаимосвязи с ними. Так, в Приложении № 3 к ранее действовавшей Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы, утверждённой Приказом Минздрава России от 24.04.2003 № 161, в числе давних характерных признаков «мужского» гомосексуализма указаны: воронкообразная форма заднепроходного отверстия, сглаженность складчатости заднепроходного отверстия, грубая складчатость в области прямой кишки, багрово-красная или багрово-синюшная окраска слизистой оболочки прямой кишки, наличие рубцов на слизистой оболочке прямой кишки; к функциональным характерным признакам «мужского» гомосексуализма были отнесены: понижение тонуса сфинктера прямой кишки, зияние заднепроходного отверстия, произвольное открытие ануса и т.д. Всё это – неотъемлемый элемент педерастии. Ещё большее калечение производится при надуманном (стимулируемым коммерчески-мотивированными коммерческими фирмами) индуцировании жертвами ЛГБТКИ-пропаганды у себя мнения о гендерной дисфории и необходимости «смены пола» (медицински подтверждаемые случаи врождённых физических пороков здесь не рассматриваются).

Подчеркнём, что многие из указанных выше конституционных императивов напрямую закреплены в главе 1 Конституции Российской Федерации, определяющей основы конституционного строя Российской Федерации, или корреспондируют основам конституционного строя (в частности такой основе – как правовое государство (ст. 1), социальное государство (ст. 7), запрет установления какой-либо идеологии в качестве обязательной (ч. 2 ст. 13), запрет подрыва безопасности государства и разжигания социальной розни (ч. 5 ст. 13), либо напрямую закреплены в главе 2 «Права и свободы человека и гражданина». Это даёт необходимые и достаточные основания для выводов о том, что ЛГБТКИ-Меморандум Байдена (при малейшей попытке реализовать на территории России через деятельность дипломатических, в том числе консульских учреждений США или иных государственных органов США либо подконтрольных Правительству США организаций, в том числе путём введения каких-либо санкций против Российской Федерации) явным и грубым образом посягает на основы конституционного строя Российской Федерации.

ЛГБТКИ-Меморандум Байдена представляет собой ни в коей мере не инструмент защиты чьих бы то ни было прав, но именно инструмент борьбы, гибридной войны [24] против России, направленной на её разрушение.

В этом смысле, ЛГБТКИ-Меморандум Байдена обоснованно следует рассматривать в прямой взаимосвязи с позиционированием в правовых актах и официальных документах США (и их сателлитов) России – как «враждебной нации и государства», «угрозы», с возбуждением этими актами и документами ненависти и вражды к России (резюме закрытой версии Национальной оборонной стратегии США от 2022 года была представлена ​​Конгрессу США 28.03.2022 [25]; секция 254 Титула II Федерального закона США № 115-44 «О противодействии противникам Америки посредством санкций» [26]; Стратегия национальной обороны США 2018 года [27]; документ Минфина США на 2022 год «Национальная стратегия по борьбе с террористическим и иным незаконным финансированием» [28]; Стратегическая концепция НАТО от 29.06.2022 [29] и др.).

Каждое государство в мире, реально обладающее полноценным государственным суверенитетом, выстраивает свой собственный исключительный публичный порядок и скрепляющий его публично-правовой нормативный порядок. То есть навязывание иностранного публичного порядка в качестве примата над национальным российским правом и национальным российским порядком – есть примитивизация сути отношений между такими порядками, цель и образ идеологически мотивированно желаемого и стяжаемого для тех, кто стремится любой ценой разрушить Россию.

Федеральный Конституционный суд Германии, по крайней мере, в 2 своих решениях совершенно чётко выразил свою позицию по аналогичному поводу – в решении по делу Г. от 14.10.2004 (подпункт «b» пункта 1 подраздела I раздела «С», подпункт «b» пункта 4 подраздела I раздела «A») [30] и в решении от 30.06.2009 (подпункт «a» подпункта 4 пункта 1 подраздела II (абзац 340)) [31]; вкратце эта позиция звучит так: 1) конституционный порядок Германии не исключает интеграции Германии в правовое сообщество мирных и свободных государств, но не отказывается от суверенитета, закреплённого в высшей инстанции в Конституции Германии, и не предпринимает максимально возможных действий в подчинении себя международно-правовому порядку; 2) национальный конституционный порядок не допускает подчиненности иностранным суверенным юрисдикциям, которые удалены от любого германского конституционного ограничения и контроля.

По аналогии с этим, Российская Федерация правомерно и юридически и фактически обоснованно должна проигнорировать требования, навязываемые ЛГБТКИ-Меморандумом Байдена, а сами такие требования обоснованно следует позиционировать как инструмент незаконного крайне разрушительного вмешательства в внутренние суверенные дела России.


Выводы.

По отношению к российскому публичному порядку, национальному конституционно-правовому пространству Меморандум Президента США Дж. Байдена-мл. от 04.02.2022 о продвижении прав лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, квиров и интерсексуалов по всему миру (как и иные подобного рода документы США, в том числе указанные выше) является юридически ничтожным, никаким образом не может быть воспринят и пониматься как к чему бы то ни было обязывающий Россию акт. Указанный Меморандум является инструментом агрессивного субверсивного политического давления и враждебного вмешательства во внутренние дела России и других государств, в том числе в целях дестабилизации и подрыва основ конституционного строя.


Ссылки

1. Presidential Memorandum on Advancing the Human Rights of Lesbian, Gay, Bisexual, Transgender, Queer, and Intersex Persons Around the World, February 04, 2021 [Меморандум Президента США Дж. Байдена-мл. от 04.02.2022 о продвижении прав лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, гомосексуалистов и интерсексуалов по всему миру] // <https://www.whitehouse.gov/briefing-room/presidential-actions/2021/02/04/memorandum-advancing-the-human-rights-of-lesbian-gay-bisexual-transgender-queer-and-intersex-persons-around-the-world/>.

2. Presidential Memorandum «International Initiatives to Advance the Human Rights of Lesbian, Gay, Bisexual, and Transgender Persons», December 06, 2011 [Меморандум Президента США Б. Обамы от 06.12.2011 «Международные инициативы по защите прав лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров»] // <https://obamawhitehouse.archives.gov/the-press-office/2011/12/06/presidential-memorandum-international-initiatives-advance-human-rights-l>.

3. Понкин И.В., Михалева Н.А., Кузнецов М.Н. Правовые основы защиты общества от агрессивного давления субверсивной идеологии аморализма. – М.: Буки-Веди, 2016. – 232 с. – С. 144–145.

4. Здесь и далее отсылки к источникам (аналитическим материалам) с более полным и детализированным изложением – чтобы не перегружать настоящее заключение. Наиболее резонансная акция – гомосексуальной ультра-феминистской группы «Pussy Riot» в Храме Христа Спасителя в г. Москве в 2012 году. См.: Понкин И.В., Слободчиков В.И., Абраменкова В.В., Троицкий В.Ю., Кондратьев Ф.В., Евдокимов А.Ю., Никольский Е.В. Защита человеческого достоинства верующих: Экспертизы и материалы по делам об оскорблении религиозных чувств и унижении человеческого достоинства верующих христиан / Сост.: И.В. Понкин / Институт государственно-конфессиональных отношений и права. – М.: Буки Веди, 2017. – 300 с.

5. Аудио-запись выступления: <https://abcmedia.akamaized.net/rn/podcast/2012/06/lms_20120611_0905.mp3>. – 07:02 – 07:14.

6. См.: Понкин И.В. Заключение от 07.11.2019 на проект федерального закона «Об основах системы профилактики домашнего насилия в Российской Федерации» в редакции на 09.10.2019 // <https://moral-law.ru/index.php?p=post&id=197>. Понкин И.В. Заключение от 24.12.2019 на проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» // <https://moral-law.ru/index.php?p=post&id=198>.

7. См.: Понкин И.В. Половое воспитание школьников в России. Материалы к оценке ситуации // Гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности: Сб. / Отв. ред. и сост. М.Н. Кузнецов, И.В. Понкин. – М., 2009. – 704 с. – С. 230–334. Из более чем сотни исследованных за период с 2002 по 2022 год программ, пособий и материалов «сексуального просвещения» и «полового воспитания» в России все они содержали пропаганду сексуальных перверсий.

8. См.: Слободчиков В.И., Понкин И.В., Кондратьев Ф.В. Комплексное заключение от 19.10.2016 по фотографиям авторства Джока Стёрджеса // Ментальная (когнитивная) война против детей России: Экспертизы и материалы по ярким примерам: Сборник. – М.: Буки Веди, 2022. – 161 с. – С. 4–16. Понкин И.В., Слободчиков В.И., Елизаров В.Г. Комплексное заключение по книге К. Сильвановой и Е. Малисовой «Лето в пионерском галстуке» // Ветеранские вести. – 01.09.2022. <https://vvesti.com/proisshestviya/kompleksnoe-zaklucenie-po-knige-k-silvanovoj-i-e-malisovoj-leto-v-pionerskom-galstuke>. Понкин И.В., Слободчиков В.И. Комплексное заключение по книге Е. Малисовой и К. Сильвановой «О чём молчит Ласточка» // Ветеранские вести. – 04.09.2022. <https://vvesti.com/proisshestviya/kompleksnoe-zaklucenie-po-knige-e-malisovoj-i-k-silvanovoj-o-cem-molcit-lastocka>. Кондратьев Ф.В., Понкин И.В. Заключение от 13.12.2005 по содержанию и направленности мультипликационных фильмов «Золотозубый» и «Карате и ребята» // Право против ксеноморфов в области общественной нравственности: Методология противодействия: Сборник материалов / Отв. ред. и сост. М.Н. Кузнецов, И.В. Понкин. – М., 2007. – 454 с. – С. 163–183.

9. См.: Понкин И.В., Кондратьев Ф.В., Кулиев П.Р., Соловьев А.Ю. Заключение от 29.12.2005 по содержанию и направленности видеофильмов «Наркотики: мифы и реальность II», «Дети и наркотики», «Одиночная камера пыток» и «Наркомания: мифы и правда» // Право против ксеноморфов в области общественной нравственности: Методология противодействия: Сборник материалов / Отв. ред. и сост. М.Н. Кузнецов, И.В. Понкин. – М., 2007. – 454 с. – С. 183–224.

10. См.: Понкин И.В. Правовые основания и условия защиты малолетних детей от совершения с ними интеллектуальных форм развратных действий в форме пропаганды и признания «третьего или неопределённого» пола // Система функций прокуратуры РФ (Сухаревские чтения): Сб. матер. VI Всерос. науч.-практ. конф. (Москва, 09.10.2020) / Под общ. ред. О.С. Капинус; под науч. ред. А.Ю. Винокурова; Университет прокуратуры РФ. – М., 2021. – 438 с. – С. 313–322. Понкин И.В. К вопросу о содержании и направленности экстремистской идеологии трансгуманизма // Демография: пути выхода из кризиса. – М., 2021. – 129 с. – С. 30–33.

11. См.: Понкин И.В. К вопросу о содержании и направленности экстремистской идеологии трансгуманизма // Демография: пути выхода из кризиса . – М., 2021. – 129 с. – С. 30–33.

12. Здесь, деструктивные – по смыслу пункта 14 Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей, утверждённых Указом Президента Российской Федерации от 09.11.2022 № 809.

13. Конституция Российской Федерации // Принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020 // Официальный интернет-портал правовой информации <http://www.pravo.gov.ru>. – 04.07.2020.

14. Dailey T.J. Homosexual Parenting: Placing Children at Risk // <https://educateforlife.org/homosexual-parenting-placing-children-risk-part-2/>.

15. Bell A.P., Weinberg M.S. Homosexualities: A Study of Diversity Among Men and Women. – New York: Simon and Schuster, 1978. – P. 308, 309.

16. Van de Ven P., Rodden P., Crawford J., Kippax S. A comparative demographic and sexual profile of older homosexually active men // Journal of Sex Research. – 1997. – Vol. 34. – Issue 4. – P. 349–360. – P. 354.

17. См.: Понкин И.В., Понкина А.А. Право мальчика быть воспитанным как мальчик, право девочки быть воспитанной как девочка // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. «Юридические науки». – 2015. – № 2. – С. 66–70.

18. Козловский В. Арго русской гомосексуальной субкультуры. Материалы к изучению. – Нью-Йорк, 1986. – 228 с.

19. Оценка сделана в 2014–2019 гг. на основе контент-анализа содержания форумов нескольких крупнейших интернет-сайтов гомосексуалистов.

20. Понкин И.В., Михалева Н.А., Кузнецов М.Н. Правовые основы защиты общества от агрессивного давления субверсивной идеологии аморализма. – М.: Буки-Веди, 2016. – 232 с. – С. 146.

21. Reasons for judgement «Glad Day Bookshop Inc. v. Canada», № 300/86, 20 March 1987 / Ontario District Court // <http://www3.sympatico.ca/toshiya.k.ncl/joy.htm>.

22. Кон И.С. Любовь небесного цвета. – М., 2001. – Глава 17 «Секс, любовь и фантазия».

23. Rise of SHEconomy // <https://www.morganstanley.com/ideas/womens-impact-on-the-economy>. – 23.09.2019.

24. См.: Понкин И.В. Неклассические войны. – М.: ИНФРА-М, 2019. – 87 с.

25. National Defense Strategy [Национальная оборонная стратегия] // <https://www.defense.gov/Spotlights/National-Defense-Strategy/>.

26. Public Law 115-44 «Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act» (CAATSA) [Федеральный закон США «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Публичный закон № 115-44)] (Full Title: An act to provide congressional review and to counter aggression by the Governments of Iran, the Russian Federation, and North Korea, and for other purposes) // <https://www.govinfo.gov/app/details/PLAW-115publ44>.

27. Summary of the National Defense Strategy of The United States of America 2018 [Стратегия национальной обороны США 2018 года] / Sharpening the American Military’s Competitive Edge // <https://dod.defense.gov/Portals/1/Documents/pubs/2018-National-Defense-Strategy-Summary.pdf>.

28. National Strategy for Combating Terrorist and Other Illicit Financing [Национальная стратегия по борьбе с террористическим и иным незаконным финансированием] / U.S. Department of the Treasury // <https://home.treasury.gov/system/files/136/2022-National-Strategy-for-Combating-Terrorist-and-Other-Illicit-Financing.pdf>.

29. NATO 2022 Strategic Concept / Adopted by Heads of State and Government at the NATO Summit in Madrid 29 June 2022 [Стратегическая концепция НАТО от 29.06.2022] // <https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/2022/6/pdf/290622-strategic-concept.pdf>. – 11 p.

30. Order of the Second Senate of 14 October 2004, 2 BvR 1481/04 // https://www.bundesverfassungsgericht.de/SharedDocs/Entscheidungen/EN/2004/10/rs20041014_2bvr148104en.html. Beschluss des Zweiten Senats vom 14. Oktober 2004, 2 BvR 1481/04 // https://www.bundesverfassungsgericht.de/SharedDocs/Entscheidungen/DE/2004/10/rs20041014_2bvr148104.html.

31. Judgment of the Second Senate of 30 June 2009, 2 BvE 2/08 // http://www.bundesverfassungsgericht.de/entscheidungen/es20090630_2bve000208.html; http://www.bundesverfassungsgericht.de/entscheidungen/es20090630_2bve000208en.html.

Понкин Игорь Владиславович, доктор юридических наук, профессор, председатель комиссии Общественного совета при Главном управлении МВД России по Московской области

Источник

11.06.2024
«Нам нужны десятилетия семьи»
Заместитель Председателя Госдумы Анна Кузнецова — о мерах поддержки российских семей и нормах проведения ЕГЭ
05.06.2024
Святые Кирилл и Мефодий, семья и Пушкин
Язык, литературное слово имеет важное значение для каждого человека, для духовного и культурного развития семьи, для сохранения нашей страны
14.04.2024
Роль общественных организаций в улучшении демографической ситуации в Союзном государстве через укрепление традиционных семейных ценностей
Сегодня вопросы демографии в союзном государстве России и Белоруссии вызывают все бОльшую тревогу. Некоторые исследователи-демографы даже характеризовали наше время как эпоху Великого вымирания славян. Наши страны столкнулись с демографической ситуацией, которую можно обозначить сакраментальным гамлетовским вопросом «быть или не быть?»

Актуальное

Отчёт о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» в 2023 году | МОО «Союз православных женщин»
Отчёт о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» в 2023 году
Союз православных женщин в России и за рубежом | МОО «Союз православных женщин»
Союз православных женщин в России и за рубежом
К 105-летию Союза Православных Женщин (из истории создания) | МОО «Союз православных женщин»
К 105-летию Союза Православных Женщин (из истории создания)
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
 
Декабрь 2022