Дистанционное обучение как элемент электронного контроля

Дистанционное обучение как элемент электронного контроля

У детей отобрали возможность нормально учиться, а теперь еще и внедряют электронную слежку за ними

Одно приводит за собой другое.

Итак, объявлена пандемия. Надо ограничивать физическое взаимодействие людей. Вирус не должен распространяться. Путь передачи от человека к человеку должен быть перекрыт.

Но посадить всех опять на «самоизоляцию» значило бы окончательно похоронить экономику, которая ещё не полностью оправилась от весеннего локдауна. Поэтому бизнес трогать нельзя. А что можно? Например, школы.

Мы же современное общество. Мы понимаем, что цифровые технологии способны обеспечить совершенно новое качество любого процесса. Компьютеры и интернет позволяют избавить ученика от привязки к точке пространства. Учиться можно дистанционно — откуда угодно, например, из дома.

И вот детей переводят на дистанционное обучение. Повлияет ли это как-то на динамику заболеваемости? Да нет, конечно. Школы — вовсе не главный канал передачи вируса. Возможно, вообще не канал, поскольку дети заражаются коронавирусом в основном от взрослых. Заражение от ребёнка крайне маловероятно.

Может показаться, что этот момент учтён. Ведь с 1 по 5-й класс дети ходят в школу. Но не стоит обманываться: подоплёка этого «послабления» — чисто экономическая. Для того, чтобы младшеклассник учился дистанционно, нужны родительские помочь и пригляд. То есть надо держать дома не только детей, но и родителей. А это уже — подрыв экономики. Была бы возможность оставить всех дома, и младшую школу спокойно отправили бы на дистанционку.

Предполагается, что шестиклассники и те, кто постарше, способны учиться сами, а родители пусть работают. Такая была теория. Практика же, как всегда, внесла свои коррективы. Как учителю дистанционно следить за вовлечённостью детей в учебный процесс?

И на очном уроке за внимание учеников приходится бороться. Многие из сидящих в классе вынуждены присутствовать, но не желают учиться. А когда вместо класса перед учителем экран, на котором представлены лишь квадратики, свидетельствующие, что ученик подключился к уроку, учителя начинает охватывать тихая паника. Что там происходит, за этими квадратиками? Может, ученик спит. Либо вообще вышел из комнаты. А когда он отвечает, он легко может читать с книги, как же разобраться, что остаётся у него в голове?

И возникает идея обязать детей включать видеокамеры и микрофоны, чтобы учитель мог видеть, что происходит на стороне ученика. Мера, безусловно, позволит повысить дисциплину и, возможно, успеваемость.

Однако включённая видеокамера означает, что посторонние люди получат возможность заглядывать в наши квартиры. И речь не только про учителей. Хотя даже если бы дело ограничивалось одними учителями, подобная практика не стала бы менее сомнительной.

Школа предполагает существование помещений, специально выделенных под учёбу, а квартира — нет. И человек, заглядывая к нам посредством камеры, видит не только ученика, но и обстоятельства нашей жизни. Это, на минуточку, нарушение конституционного права на частную жизнь.

Учителя — люди подотчётные. Над ними есть начальство, в обязанности которого входит проверка работы учителя. Раньше была практика «открытых уроков», когда на конкретный урок приходил завуч или директор, или представитель более высокой инстанции. О том, что на уроке присутствуют посторонние, учитель, конечно же, знал, знали и ученики. Но сейчас — эпоха цифровых технологий. Всё завязано на интернет, и даже на очном уроке кто угодно может подключиться к видеокамере, и учителю об этом скажут в лучшем случае постфактум, а могут вообще не сказать.

Точно также проверяющие могут подключиться к дистанционному уроку и заглянуть в любой дом. А что они будут определять и оценивать? Только ли учебный процесс? Или ещё достаток и привычки семьи?

Надо ли вспоминать о возможностях несанкционированного доступа? Любая система уязвима, и вместе с учителем нашу квартиру могут изучать злоумышленники. Найти адрес ученика, если они увидят для себя что-нибудь интересное, совсем несложно, он наверняка есть в школьной базе.

И всё же главная проблема — не потенциальные преступники. Открылось окно во внутренний мир семей, и желающие поглядеть в него всегда найдутся. Надо полагать, что они будут располагать на то определёнными полномочиями, которые, может быть, сами себе и определят. Таким образом, дистанционное обучение (тема, вроде бы, специфически образовательная) оказывается кирпичиком в конструкции тотального электронного контроля.

Просто так потребовать наличия работающей видеокамеры в каждой квартире ещё нельзя, общество к этому не готово. Но получить тот же результат, обосновав это учебной необходимостью, вполне реально. У наших детей отобрали возможность нормально учиться и теперь пытаются протащить сделку, по которой детям полагается хоть какой-то вменяемый минимум образования только в обмен на включение электронной слежки. Вряд ли эту сделку можно назвать честной.

Андрей Владимирович Карпов, главный редактор сайта «Культуролог», Русская народная линия

31.03.2021
Принятие Конвенции о защите семьи как продолжение конституционной реформы
В течение уже нескольких десятилетий в России продолжается демографический кризис, происходит сокращение численности населения. Как правило, говорят о том, что в нашей стране очень высокая смертность. В развитых странах Запада смертность ниже в полтора-два раза, чем в современной России. Но главная причина – не в высокой смертности, которую, конечно, необходимо снижать, а в катастрофически низкой рождаемости
15.03.2021
Дети - предмет воспитания, а не спора, торга и манипуляций!
4 марта 2021 года прошла научно-практическая конференция на тему: «Правовые и законодательные аспекты поддержки семей и семейных ценностей в Российской Федерации». На конференции были рассмотрены проблемы, препятствующие повышению рождаемости в нашей стране, но почему-то никак не была затронута тема фактического выдворения отца из семьи, а ведь отец – это основа и стержень любой семьи
27.02.2021
Демография: путь к катастрофе или путь к жизни
В России выходит художественный фильм «Право выбора», в котором проблема абортов показана с разных сторон

Актуальное

Открытое письмо-обращение Международной общественной организации «Союз православных женщин» по выступлению певицы Manizha от России на конкурсе «Евровидение-2021» | МОО «Союз православных женщин»
Открытое письмо-обращение Международной общественной организации «Союз православных женщин» по выступлению певицы Manizha от России на конкурсе «Евровидение-2021»
Отчёт о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2020 год | МОО «Союз православных женщин»
Отчёт о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2020 год
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания) | МОО «Союз православных женщин»
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания)
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
 
Ноябрь 2020