Беда не в ЕГЭ, а в отсутствии цели образования

Беда не в ЕГЭ, а в отсутствии цели образования

О призыве главы СК А. И. Бастрыкина отменить ЕГЭ и вернуться к советской фундаментальной системе образования

Председатель СК Александр Бастрыкин, выступая на конференции «Роль права в обеспечении благополучия человека», заявил, что единый государственный экзамен надо отменить, сообщает РИА Новости.

«Давайте возродим советскую школу образования. Она была лучшей в мире, это все признавали всегда, и на это должны быть направлены наши законодательные предложения. Отменить ЕГЭ <…>  Это просто пытка какая-то для молодежи», — сказал он,

Ранее Бастрыкин в интервью РИА Новости раскритиковал дистанционное обучение, отметив, что в таком формате материал усваивается хуже, чем в традиционном.

Призыв главы СК прокомментировал в интервью «Русской народной линии» известный учёный, автор концепции духовной безопасности в системе образования в Российской Федерации, кандидат физико-математических наук, председатель Отдела религиозного образования и катехизации Рязанской митрополии протоиерей Сергий Рыбаков:

Нельзя не согласиться с Председателем Следственного Комитета Александром Ивановичем Бастрыкиным, что советская система образования была признана лучшей во всем мире. Именно подготовленные советской школой кадры ученых, конструкторов, инженеров, техников и квалифицированных рабочих позволили нашей стране запустить первые в мире спутники и космический корабль с человеком на борту, воспроизвести с собственными оригинальными технологиями ядерное оружие, создать первый в мире ядерный реактор и атомный ледокол, и многое другое. Высокое качество советской школы признали даже наши противники. Американский президент Джон Кеннеди утверждал: «Советское образование ‒ лучшее в мире. Мы должны многое из него взять. СССР выиграл космическую гонку за школьной партой». И, конечно, первоочередной целью в деле уничтожения России была, есть и остаётся задача по уничтожению нашего добротного, классического фундаментального образования.

Думаю, что председатель СК А. И. Бастрыкин, говоря о возрождении «советской школы образования», имеет в виду не безрассудную репликацию всего того, что было в советский период, как это ему пытаются уже некоторые приписать, но призывает восстановить фундаментальность, предметоцентричность и системность обучения. Кроме того, я думаю, в заявлении Александра Ивановича содержится указание на необходимость вернуть педагогу его место в качестве преподавателя и воспитателя, а не в качестве педагогического официанта, предоставляющего педагогические услуги.

Следует учесть, что в советской средней школе была достигнута необходимая гармония между предметами гуманитарного и естественнонаучного циклов. Это достигалось тем, что начиная с 30-х годов (XX столетия) советская школа стала восстанавливать традиции русской классической школы, имевшей адекватное представление о человеке и его познавательном потенциале на каждом этапе возрастного развития. При этом должное место в формировании умственных способностей отводилось математике, поскольку по выражению Михаила Васильевича Ломоносова: «А математику уже затем учить следует, что она ум в порядок приводит».

Физика и химия уже тем хороши, что привязывают, витающий среди разнообразных чувственных и эмоциональных симулякров ум к реальной сотворенной Богом природе. Здесь можно сравнить подходы юриста и физика. Юрист исходит из того, что человек сам может генерировать законы бытия. А физик (химик, биолог) не создаёт законов природы, но имеет только возможность изучать эти законы, открывать их и использовать для применения в технике и технологиях. Он не может отменить закон Всемирного тяготения, законы электромагнетизма, и пр. У нас так шутили: «Закон Ома суров, но справедлив». Его нельзя отменить или изменить! Поэтому, давая детям естественнонаучные знания, направляем их ум и сознание к тому, что есть вещи, им не подвластные, не ими созданные, но данные им в область познания. Так у учащихся формируется смирение (если угодно ‒элементарное смиренномудрие, минимизирующее эгоцентризм), необходимое для любой деятельности в мире взрослых.

Это не означает, что юриспруденцию надо упразднить, да не будет! Но это означает, что и юриспруденция, и педагогика должны опираться на Богом данные человечеству и природе законы. Именно нарушение этих законов в постсоветский период стало причиной кризиса в педагогике через внедрение так называемого компетентностного подхода, берущего свое начало от американской школы Дж. Дьюи. Именно нарушение этих законов породило ЕГЭ, как тестовую форму контроля, разрушившую традиционную целостность и системность мировоззрения школьников. Учитель, зная, что его учеников будут проверять фрагментарно-тестово, натаскивает детей на эту тестовую форму.

Воздав должное советской системе образования, необходимо сказать о её существенных недостатках и проблемах, которые не могли быть в принципе решены в СССР.

Первая из них — это десакрализация всей системы обучения и воспитания. Несоответствие истине обожествленных фигур Маркса, Энгельса и Ленина, и их учения о построении земного рая, предполагающего уничтожение институтов традиционной семьи, частной собственности и национальных государств (см. «Манифест коммунистической партии»), в конечном итоге привела к низвержению идолов и отвержению «священного писания» марксизма. Несостоятельность концепции исторического материализма, не позволяющей зафиксировать конечные цели бытия и определить смысл человеческой жизни, приводила к игнорированию духовной сферы (конкретно места и значения Русской Православной Церкви) в истории Отчества. Надо ли удивляться тому, что развитие нигилизма в постсоветской системе образования (вместе с рецидивом инструментализма Дьюи) пропитало сартровской доктриной «человека заброшенного в мир абсурда» сферу формирования исторического сознания. Отсюда появился тезис о безоценочном преподавании истории, поскольку любая оценка включает духовно-нравственный компонент, который невозможен в абсурдном мире. Православие, которого, как бес ладана, боялись реформаторы, предлагает давать оценки тем или иным историческим деятелям с позиций добра и зла, четко определенным и зафиксированным в Священном Писании и Священном Предании.

Очевидно, что патриотизм невозможно формировать, на основе ложных духовно-нравственных позиций по отношению к личностям и событиям, явленным в истории и в литературных художественных образах. Так, предъявление Разина, Пугачева, Герцена, Белинского, Чернышевского, народовольцев и иных «борцов с самодержавием» в качестве эталона, в постсоветский период естественно дало возможность трактовать советский режим как авторитарный и тоталитарный, и стало обоснованием для очернения России, в том числе, русской и советской школы.

Поэтому надо понять, что говорить о, к примеру, Александре Невском, или Дмитрии Донском, что они были великие русские полководцы, или о Федоре Ушакове, что он великий флотоводец, игнорируя, что все они являются святыми, прославленными Богом и Церковью, ‒ это значит подрывать духовно-нравственные основы патриотизма! Прекрасный советский фильм «Адмирал Ушаков», в котором всё показано ‒ только главного нет: Ушаков постоянно молился Богу о даровании победы и о тех, кто боролся за эту победу и погиб как герой. Без понимания значимости Православия невозможно понять духовный подвиг Патриарха Гермогена и ополчения, собранного Козьмой Мининым и князем Пожарским.

Аналогично, в литературе детям преподносились чрезвычайно вредные трактовки: Катерина из «Грозы» Островского ‒ «луч света в темном царстве», Анна Каренина ‒ «борец за права женщин». А с точки зрения христианства, и та, и другая являются блудницами и самоубийцами.

Теперь что касается ЕГЭ. Разложим всё «по полочкам».

В советское время тоже был ЕГЭ: единый для всех выпускников школ государственный экзамен. И мы его сдавали по многим предметам: по математике, физике, химии, литературе и истории. И это были государственные экзамены, которые позволяли нам получить государственный аттестат зрелости. Но это же не была система тестов и «натаскивания»! Выпускник школы должен был на экзаменах показать свою зрелость, умение рассуждать и решать достаточно сложные задачи. Поэтому вопрос не в том, чтобы отменить систему экзаменов. Экзамены ‒ это подведение итогов обучения, итогов успешности (или не успешности) решения тех задач, которые поставлены государством перед системой образования в целом и перед каждым субъектом этой системы: областными и районными управлениями, конкретными школами, учителями, учащимися, родителями. Экзамены должны показать достигнутый результат не только обучения, но и воспитания. Но разве мы видим признание кризисной ситуации в системе образования со стороны чиновников от образования? Разве теракты, осуществленные учащимися в школах, стали признанием катастрофы с воспитанием?! Нет! Вопрос свелся в основном к усилению системы охраны учебных заведений!

Сейчас какие-то цели и задачи провозглашены. В документах можно найти всякие стратегии развития образования, духовно-нравственного воспитания и прочего…

Но в реальности цели не поставлены, а прописанные задачи ничем не обеспечены. Ни духовным наполнением, ни традиционным нравственным кодексом, ни выверенными эстетическими нормами. Практически отсутствует адекватное научно-методическое сопровождение учебного процесса. Нет должного материального, финансового и информационного обеспечения. Разрушена система подготовки педагогических кадров. Надо, наконец, понять, что пресловутая цифровизация ничего общего с педагогикой не имеет! Точно также, как нынешняя форма ЕГЭ и подготовка к нему!

К сожалению, сейчас школа отвечает только за одно: как сдали эти самые тесты ЕГЭ, а реальный кризис знаний у учащихся камуфлируется снижением уровня задач и понижением выпускных проходных баллов. Я уж не говорю о кризисе нравственности! И в результате мы обманываем самих себя.

Какова была причина введения ЕГЭ в том их виде, как мы это знаем? Ответ очень простой: недоверие! Постсоветское государство перестало доверять учителям (они не так и не к тому готовят, они коррумпированы родителями и пр.), преподавателям вузов (они мздоимствуют на вступительных экзаменах, набирают студентов по блату и т. д.), родителям (они неправильно воспитывают). Насколько можно судить, сейчас кризис общего недоверия только нарастает. К недоверию государства учителям прибавилось недоверие учителей государству, а это очень опасно!

Отменят ли ЕГЭ? Если отменят Государственный экзамен, как итог, показывающий результаты достигнутые системой образования, то это будет очень плохо. В двадцатые годы ХХ века отменили экзамены вообще‒ получили печальный результат безграмотности и невоспитанности.

Другое дело, что надо пересматривать сейчас сам подход к этим экзаменам. Что мы хотим проверить? Что мы хотим узнать в процессе их проведения?

В тридцатые годы ХХ века была поставлена цель: дать всем хорошее качественное образование в области математики, физики, химии. Имеются данные, согласно которым в 30-е ‒ 60-е годы 75% знали математику на четыре и пять. Школьники получали на испытаниях сложные задачи и уверенно их решали: дроби, тригонометрия, логарифмы, геометрические задачи и так далее. Как этого достигли? Очень просто: составили лучшие в мире учебники ‒ арифметика А. С. Пчёлко и Г. Б. Поляка, алгебра и геометрия А. П. Киселева и др. Учителя и ученики даже самых удаленных сельских школ прекрасно справлялись с поставленными задачами. А сейчас программы по математике не только не приводят в порядок ум, но часто дезорганизуют работу ума.

Вся проблема в том, что государство фактически не ставит цели достижения высокого уровня образования всеми учащимися! Поэтому действующая форма ЕГЭ вполне устраивает тех, кто определяет состояние и пути развития российской школы. Будут другие цели, будет создана и система проверки их достижения. Иначе говоря, ЕГЭ есть плоть от плоти и кровь от крови всего того, что мы сейчас именуем системой образования и чем у нас в стране руководят два министерства: Министерство просвещения и Министерство науки и высшего образования Российской Федерации.

Мне представляется, что основной проблемой в настоящее время является не возврат к советской системе образования, а разработка и принятие на государственном уровне национальной доктрины отечественного образования, впитавшей в себя лучшие достижения, русской, советской и мировой педагогики. (Проект такой доктрины уже разработан группой ученых во главе с В. И. Слободчиковым).

25.11.2022
Детская болезнь? Чем опасна цифровая деменция и кому она грозит
Деменция обычно ассоциируется с пожилым возрастом и относится к числу дегенеративных нарушений в мозге. Однако сегодня все чаще можно услышать термин «цифровая деменция». И относится он в большей степени к детям, которые, как известно, буквально рождаются с телефонами в руках
24.11.2022
Марина Овчинникова: История русской медицины — это доброта и милосердие
С Мариной Овчинниковой, заведующей медицинским музеем ГВКГ им. Н.Н.Бурденко, членом Совета МОО «Союз православных женщин», беседует первый заместитель главного редактора «МН» Андрей Авдонин
22.11.2022
Федор Гайда: Историю России нужно преподавать и изучать в контексте Всемирной истории
Профессор МГУ им. М. В. Ломоносова, профессор РПУ святого Иоанна Богослова, доктор исторических наук Фёдор Александрович Гайда считает целесообразным преподавание и изучение Истории России только в контексте Всемирной истории

Актуальное

Отчёт о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2021 год | МОО «Союз православных женщин»
Отчёт о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2021 год
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания) | МОО «Союз православных женщин»
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания)
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Ноябрь 2021