В. А. Садовничий — ректор МГУ им. М. В. Ломоносова — о Болонской системе образования (по материалам СМИ)

6 марта 2018 г. В. А. Садовничий встретился в ВГУ с представителями высшей школы Воронежа, чтобы обсудить, какие вызовы стоят перед российским образованием, и объяснил, за счет чего России удастся вернуть звание самой образованной нации в мире.
«АиФ-Черноземье» от 7.03.2018 г. опубликовал самые яркие цитаты.

О критике Болонской системы

Мы сделали много ошибок в реформах образования и многое упустили. Как маятник, из одного крайнего положения мечемся в другое. Система образования в Советском Союзе была уникальна, она себя показала. А потом мы потеряли фундаментальность нашего образования, его заменили понятием «компетенции». Мы всегда были сильны тем, что учили студента не запоминать и не каким-то компетенциям, а размышлять, думать, доказывать, сомневаться, преодолевать. Тогда он и становится ученым или специалистом. Это помогло нам в космосе и в других направлениях. А потом мы постарались скопировать другие системы просто из-за того, что в мире они есть.

Я не скрываю, что я не сторонник Болонской системы. Так пришлось в жизни, что я участвовал в самом начале ее обсуждения в Лиссабоне на Конференции ректоров Европы. Все ректоры говорили, что ни в коем случае ее нельзя принимать, что каждый университет самобытен, унификация невозможна. Позже в Болонии собрались министры финансов и иностранных дел и сказали, что в их страны стекаются потоки мигрантов, которые приносят какие-то дипломы, которые ни о чем не говорят. Болонская система была нужна для трудовой интеграции, и она была введена в большей степени из политических соображений. Но это европейское сообщество. Нам зачем надо было это копировать? Я не призываю к новым реформам, но повышение фундаментальности, значимости и, может быть, сроков образования одинаково назреет. Мы к этому должны прийти. Хотя ЕГЭ действительно помогает большей интеграции периферии и центра, но, с другой стороны, было очень много ошибок в начале. Сейчас становится чуть лучше, но я считаю, это не конец. Мы проводим свой внутренний экзамен, который дополняет ЕГЭ. Мы хотим увидеть, кто к нам идет.

У университета есть три миссии: академическая, научная и общественная. Университет — это скрепа общества и науки, он должен служить обществу, региону.

Об утечке и возвращении мозгов

В 90-е годы 25 процентов математиков, закончивших механико-математический факультет, уехали в Штаты. Сегодня многие возвращается и очень жалеют, что уехали. Мой однокурсник Андрей Леман, выдающийся парень, победитель международных олимпиад, уехал в Америку. Лет через 30 на встрече выпускников спрашиваю его, что он делает в Штатах. Он говорит: «Я инженер. Как приехал, так инженером и работаю». Научную работу он не защищал, думал уехать на родину. Не надо думать, что тебя там ждут. Еще один мой однокурсник тоже уехал и вот сейчас приехал обратно устраиваться на работу. Конечно, надо ездить, общаться, стажироваться. Но ту березку, которая растет там, где вы выросли, ничто не заменит.

О сокращении приема на гуманитарные факультеты

Язык — это скрепа нации. Вроде бы Ольга Юрьевна (Васильева, министр образования и науки РФ — ред.) должна это понимать. В Минобрнауки, видимо, идет такое явление — сейчас в приоритете инженерное образование, цифровая экономика, нанотехнологии. Но не за счет филфака и истфака это должно происходить.

Об историческом образовании

Есть три стратегические области науки, без которых страна не может жить, — это математика, русский язык и история. Я был свидетелем некой дискуссии совета ректоров, когда в разных регионах было рекомендовано около 120 учебников истории, в которых было написано неизвестно что. Это было направлено на разрушение страны и нашего российского духа. Потом начали собирать разбитые осколки. Есть попытки сделать 2–3 учебника. Звоните побольше в колокола! Да, сейчас идет сжатие количества учебников, но возникают разные силы, трения издательств, бизнеса, политики кое-где. Все это сказывается на ребятах — студентах и школьниках. Историю нельзя отпускать, а то окажется, что мы — самая плохая страна, что мы на всех нападали. Помните, какой шум подняли, когда открывали памятник Ивану Грозному в Орле? Наверное, он был жестокий. Но английские королевы казнили не меньше, но в каждом сквере стоят им памятники. Потому что нужно хранить историю.

Вызовы сегодняшнего образования — положение учителя, траектория школьника и состояние среднего профессионального образования. Мы потеряли в свое время голубые воротнички. Мы кричали: «Не разрушайте техникумы, училища». Разрушили, приватизировали. Сейчас собираем по крупицам. Проводим World Skills и другие соревнования, но опять все с нуля. Это наше свойство — разрушили и начали с нуля. Мы понимаем, что СПО сейчас другое, чем техникумы в прошлом. В университетском образовании выстроена линейка: 10 федеральных, 29 национально-исследовательских, 33 опорных вуза. Конечно, поддержка ведущих университетов необходима, но нужно подтягивать все университеты, они все важны. Слава Богу, что сегодня эта работа в приоритете. Нельзя сказать, что будет легко. Но я думаю, что система образования — сильная корпорация. Мы будем ведущей страной в сфере образования. У нас талантов просто больше, у нас все есть, мы очень способная нация.

https://chr.aif.ru/voronezh/people/rektor_mgu_my_zamenili_fundamentalnoe_obrazovanie_kompetenciyami

Из выступления В. А. Садовничего на III Конгрессе
«Инновационная практика: наука плюс бизнес»
(7.12.2016 г., «Учительская газета»).

Не удержусь и еще раз скажу. Я считаю допущенной нами ошибкой переход на четырехлетнее образование в высшей школе. Болонская система предполагает, в частности, обучение в течение четырех лет в бакалавриате и два года в магистратуре. Европа «сделала свое дело» — унифицировала профессиональные стандарты и построила соответствующим образом образование. К сожалению, мы перенесли это четырехлетнее образование, сейчас оно уже в некоторых случаях и трехлетнее, на нашу высшую школу. В ходе такого обучения предмет изучения становится очень общим…

Я считаю, что мы должны учить пять лет, шесть лет, как сделали ведущие западные университеты.

Три года назад президент страны дал поручение предусмотреть обязательный учет положений профессиональных стандартов среднего профессионального образования при формировании стандартов высшего образования, то есть сопрячь. Однако задача по сопряжению образовательных стандартов для колледжей и вузов решается неудовлетворительно.

Мы поставили этот вопрос перед министерством науки и образования, перед соответствующими органами. Надо в ближайшее время подумать, как готовить высшее образование и профессиональное и быть первыми.

https://rvs.su/novosti/2016/rektor-mgu-viktor-sadovnichiy-nazval-oshibkoy-perehod-vysshego-obrazovaniya-v-rf-na

«Болонская система гораздо больше подходит для новой эпохи»

3 февраля 2020 г. В. А. Садовничий высказался за возвращение пятилетней программы обучения в вузах. Социолог, ведущий научный сотрудник МГПУ Любовь Борусяк поделилась своим мнением в «Вестях образования».

Ничего для себя принципиально нового ректор главного вуза страны не сказал, но каждое его выступление о проблемах образования привлекает большое внимание СМИ и общества именно потому, что МГУ — это не рядовой вуз, а старейший российский университет, занимающий в международных рейтингах наиболее высокие позиции среди отечественных университетов. Далеко не самые высокие в мире, но все же.

Главная идея, которая была высказана: России пора отказаться от Болонской системы, в соответствии с которой высшее образование стало двухуровневым. Присоединившись к Болонскому процессу, российские вузы стали за четыре года готовить бакалавров, а еще за два года можно получить магистерскую степень. Садовничий против Болонской системы: «В российские вузы необходимо вернуть специалитет — пятилетнюю программу обучения. Такое явление этой Болонской системы не было положительным, я считаю, это ошибка. Сейчас большинство факультетов МГУ просят перейти на пять лет. Нельзя было так сразу для всех ввести четырехлетнее образование в стране».

Второе соображение ректора касается поступления в университеты на основе ЕГЭ, который был введен в 2009 году: «Сейчас многие считают, что ЕГЭ помогает региональным ребятам поступать в хорошие вузы. А может, другой путь выбрать? Отбирать, готовить. ЕГЭ не должен быть монополистом».

Как преподавателю с многолетним стажем, мне хочется высказать свое мнение по поводу. В этой колонке речь пойдет о двухуровневой системе, в следующей я напишу свое мнение о достоинствах и недостатках приема в вузы на основе ЕГЭ.

Начнем с того, что сейчас немало российских студентов после окончания университета уезжают продолжать свое образование в магистратуре или аспирантуре в зарубежных университетах. В основном это, конечно, выпускники лучших российских вузов, то есть МГУ касается в немалой степени. Если в дипломе будет написано не «бакалавр» или «магистр», а «специалист», это значительно усложнит такую возможность, поскольку такой квалификации в других странах нет. Но поскольку такие проблемы касаются не очень многих, не будем на них сосредоточиваться.

Гораздо важнее другой вопрос: действительно ли страдает образование, если студент получает его не за пять лет, а за четыре?

Вопрос непростой, но можно обратиться к международному опыту. В европейских университетах бакалавриат занимает 3–4 года, магистратура — 1–2 года, в американских — 4+2. Я ни разу не слышала, чтобы кто-то считал выпускников Кембриджа и Гарварда недоучками, им этого срока хватает. Значит, вопрос не о сроке обучения, а об образовательных подходах? В российских университетах принята система обучения, когда у студентов, как и у преподавателей, огромная аудиторная нагрузка. Иногда это не три-четыре пары в день, а пять и даже шесть. При этом нормой считается, что на экзаменах студент должен отвечать то, что услышал на лекциях. Услышал, записал, сделал домашнюю работу, ответил на семинаре, перед экзаменом повторил, сдал. На направлениях обучения технического профиля немного не так, там еще много лабораторных работ, но что касается теории, отличается не сильно. В зарубежных вузах число аудиторных занятий невелико, студенты не так загружены лекциями, зато очень много внимания уделяется самостоятельной работе. Студент многое сам должен найти в литературе, разобраться, написать собственную работу. Это во многом полезнее, поскольку воспитывает в студентах самостоятельность, но и эффективнее с точки зрения сроков обучения и умения применять полученные знания на практике.

Мне пришлось провести исследование наших аспирантов, которые учатся в топ-вузах мира. Все они — выпускники лучших российских вузов. Почти все считают свое образование очень сильным, фундаментальным, но отмечают, что как раз пониманию, как использовать свои знания, применять их на практике, в российских университетах они не научились. А еще они не научились работать в команде, хотя современная наука — это именно командная, не индивидуальная работа. Совместная деятельность обогащает каждого участника команды, прирост знаний происходит быстрее. Мне кажется, что все эти главные проблемы российского образования возврат к старой советской одноступенчатой системе решить не может.

Но и это еще не всё. Есть люди, которые ориентированы на научную деятельность, но далеко не все. Таким студентам бакалавриата обычно мало, они продолжат обучение в магистратуре и аспирантуре. Но многие хотят получить высшее образование и сразу начать работать, зачатую это делают уже на старших курсах, сочетая теорию и практику. Знаний, полученных в бакалавриате, им вполне достаточно, чтобы свою работу выполнять. Если они понимают, что знаний недостаточно, можно пойти в магистратуру.

Когда Россия только присоединилась к Болонской системе, многие работодатели с сомнением смотрели на бакалаврские дипломы, не очень понимали, что это такое. За многие годы рынок привык к новой системе, выпускники с такими дипломами не воспринимаются как недоучки. С появлением второй ступени у многих выпускников появилась возможность фактически получить второе образование: в магистратуру можно поступить по другому профилю, что очень часто делают выпускники бакалавриата. Кто-то в процессе обучения понял, что выбранное изначально направление обучения ему не нравится, а нравится что-то другое. Это нормально, мы же знаем, что абитуриенты часто представления не имеют, чего они хотят. За четыре года человек взрослеет и начинает понимать, что ему нужно. Поступление в магистратуру решает эту проблему.

Или другая ситуация: для получения высокой позиции на рынке требуются какие-то знания, которых у студента нет. И здесь помогает магистратура по нужному профилю.

Двухуровневая система гораздо более гибкая, чем прежняя. Это ее несомненное достоинство. Другое дело, что от университетов требуется достаточно сложная работа, чтобы решить, что нужно давать в балакавриате, а что в магистратуре. С бакалавриатом пока ситуация гораздо лучше, очень немногие университеты сумели правильно выстроить программы второй ступени, поскольку это требует немало времени.

Конечно, есть профессии, которым учиться нужно долго — медицина, например, но к абсолютному большинству из них это не относится. Фактически мечта о специалитете — это мечта вернуться к советской системе, чтобы все опять стало «как при бабушке». Тогда человек заканчивал вуз и чаще всего работал по обозначенной в дипломе специальности всю жизнь, до ухода на пенсию. Сейчас такого нет и уже не будет. Рынок профессий и профессиональных требований очень динамичен, одни профессии уходят, другие на их место приходят. Люди в течение жизни меняют и будут менять не только места работы, но и профессии. И Болонская система гораздо больше подходит для новой эпохи. «Как у бабушки» уже нет и вряд ли когда-нибудь будет.

https://vogazeta.ru/articles/2020/2/3/quality_of_education/11419-bolonskaya_sistema_gorazdo_bolshe_podhodit_dlya_novoy_epohi_

17.09.2020
Духовность — категория экономическая
Без восстановления справедливости в распределении национального богатства Россию ждут деморализация и деградация производственного потенциала
15.09.2020
Семья — основа русского общества
13 сентября — Перенесение мощей блгвв. кнн. Петра и Февронии Муромских
09.09.2020
Не читал, но осуждаю! Либералы боятся плана экономического возрождения Малофеева-Глазьева
Начало осени вызвало в русскоязычном сегменте Сети вторую волну интереса к так называемой патриотической стратегии оздоровления российской экономики среди либеральных комментаторов и инфлюэнсеров

Актуальное

Отчет о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2019 год | МОО «Союз православных женщин»
Отчет о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2019 год
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания) | МОО «Союз православных женщин»
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания)
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
29
30
 
Июнь 2020