С Гражданской войны началось раздвоение России

Все рядком лежат —
Не развесть межой.
Поглядеть: солдат.
Где свой, где чужой?

Белый был — красным стал:
Кровь обагрила.
Красным был — белый стал:
Смерть побелила.
М. Цветаева.

… И вот заросли, а потом и совсем пропали могилы ратников Белого дела. «Белая Гвардия, путь твой высок…» О красных память щедрее — в мраморе, в обелисках. Но сколько и их, красноармейцев, засыпанных хлоркой во рвах и оврагах, брошенных в степи, сожженных, утопленных?

Точное число жертв с обеих сторон никогда не удастся установить. Лучшие российские умы гибли тысячами. Они лежат, погребенные и непогребенные, лишенные вечного покоя, братья и сестры, бившиеся некогда в смертельной схватке…

Зачем, Господи?!

Чтобы святое растоптать в прах? Чтобы могилы их поросли бурьяном? Чтобы в генную память народа внедрить вирус братоубийственной бойни?

Коллективизация и голод обошлись в 8–10 миллионов человеческих жизней. С 1930-х по 1950-е годы достреливали тех, кто уцелел от бессудных репрессий и казней. Мы прошли не через одно испытание, но никогда не выходили из него чистыми, умиротворенными, ибо вели жатву счастья…гильотиной.

Теперь снова задаемся проклятым вопросом: кто виноват? Ошиблись все: и те, и эти, и не будем выносить на суд людской спор о том, кто более виновен.

Хватит крови! Пора понять: на розни ничего светлого не построишь, кровь рождает только кровь.

Мы все — люди очень разные. Ленин, Сталин, военный коммунизм, советская империя — вот те исторические символы и коды, в которых одни наши современники ищут исторические параллели, теоретические концепции и опору для себя. Но существуют и другие, не приемлющие социализма большевистского толка, да и социализма вообще. Это представители консервативно-почвенного направления, миллионы русских, видящих спасение России и возврате к православию, империи и монархии. Они тоже ищут себе исторических предшественников, свою почву в различных течениях русской истории, в том числе и в белогвардейской.

Давний спор не окончен, и может вспыхнуть с новой силой. Не признав прав партнера по диалогу на сосуществование в прошлом, нам не создать гражданского мира в настоящем, не уберечься от новой розни.

Да, две России — Красная и Белая — бились друг с другом насмерть. Да, одни расстреливали других и не видели возможности компромиссов. Но и те, и другие — наши соотечественники. И потому примиримся. Причастим души добру, причастим милосердию, ибо нет во Вселенной более прочной опоры.

С Гражданской войны началось раздвоение России. Общий памятник павшим — белым и красным — вот то место на Русской земле, откуда вновь начнется соединение этих двух начал. Погребенные и отпетые, они перестанут взывать к отмщению, и наша память очистится от духа гражданских войн.

Мы перешагнули через ненависть к недавнему врагу: обихаживаем могилы немецких солдат, легших в нашу землю во время Великой Отечественной войны. Так неужели не сможем подняться над междоусобной борьбой, неужели не справим тризну по своим собратьям?

Верим: настанет день и поднимется печальный обелиск, встанут на четырех его сторонах белые и красные — рядом, со своими знаменами.

Они дрались на четырех фронтах — Северном, Южном, Восточном и Западном, но победы не одержал никто. И поэтому сегодня можно посмотреть друг другу в глаза и протянуть друг другу руки.

Все они — русские, украинцы, белорусы, калмыки, татары… — все были поданными одной Державы. И все — один русский народ.

Историческое примирение — одна из главных задач новой России. И мы призываем читателей, всех людей доброй воли по обе стороны границы поддержать идею создания общего памятника нашим соотечественникам — белым и красным.

Июнь 1990 г.

*        *        *

В 1990 году я, в ту пору главный редактор журнала «Родина», напечатал это «Обращение к читателям». Мы получили более 10 000 писем в поддержку и от имени этих десяти тысяч обратились к тогдашнему Президенту страны Б. Ельцину. В ответ — ни слова, тогдашним властям было не до примирения…И каково же было мое удивление, когда в 2004 году в крохотном сибирском селе Карымкары — его и на карте-то не найдешь — я увидел памятный знак жертвам Гражданской войны. Могильная плита — в красном и белом расцветах, на ней — четверостишие М. Цветаевой: «Белым был — красным стал…» Над могилой — высокий крест. Его воздвигли школьники с учительницей истории Лидией Эльзесер. Здесь упокоилось более ста односельчан, которых Гражданская война развела по разные стороны баррикады. Учительница рассказала мне, что тогдашнее обращение в журнале«Родина» буквально перевернуло ей душу, но для единодушия села потребовалось еще 15 лет.

А я по-прежнему задаюсь вопросом: когда же появится общероссийский памятник жертвам Гражданской войны?

Владимир Долматов, журналист

17.09.2020
Духовность — категория экономическая
Без восстановления справедливости в распределении национального богатства Россию ждут деморализация и деградация производственного потенциала
15.09.2020
Семья — основа русского общества
13 сентября — Перенесение мощей блгвв. кнн. Петра и Февронии Муромских
09.09.2020
Не читал, но осуждаю! Либералы боятся плана экономического возрождения Малофеева-Глазьева
Начало осени вызвало в русскоязычном сегменте Сети вторую волну интереса к так называемой патриотической стратегии оздоровления российской экономики среди либеральных комментаторов и инфлюэнсеров

Актуальное

Отчет о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2019 год | МОО «Союз православных женщин»
Отчет о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2019 год
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания) | МОО «Союз православных женщин»
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания)
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Июнь 2014