Любовь Акелина: Помолиться за Президента

18 марта. 15 часов Георгиевский зал Большого Кремлевского Дворца. Без преувеличения, вся Россия следила за выступлением нашего Президента перед Федеральным собранием. Крым, Россия  два слова витали в воздухе, повисая вопросом надежды. На то, что Россия начнет путь обновления, возвышения и державности.

* * * * *

Мало замеченным осталось другое, скромное событие, тоже состоявшееся 18 марта ровно в 15 часов дня. На Рождественском бульваре передкрестом-памятником начался молебен к преподобной Евдокии-Евфросинии Московской, покровительнице русских государей и заступнице Москвы. Во время молебна сквозь тяжелые, совершенно зимние тучи так и пробивалось солнце, словно подбадривая нас. И на душе, и на сердце стало неожиданно покойно: в этот час молились не просто архиерей, священники и простые москвичи. С нами молилась сама преподобная Евфросиния: она молилась за Москву, за всех нас, молилась за Владимира Владимировича Путина.

Конечно, людям, далеким от церкви, называющим себя атеистами, мое утверждение покажется более чем странным, смешным и даже нелепым, отдающим отсталостью средневековья. Они упрекают нас в том, что в каждом совпадении, даже самом пустяковым, мы видим знак Божий! Пусть так! Но не сказал ли кто-то из отцов Церкви: «Когда я молился Богу, в моей жизни происходило много важных совпадений. Но как только я переставал молиться, совпадения эти почему-то переставали происходить».

Нас, людей церковных, надо ли убеждать в том, что святые, к которым мы обращаемся, отвечают нам взаимностью, молятся за нас и оберегают нас? Тем более, когда речь идет о преподобной Евдокии-Евфросинии, великой княгине Московской, о которой есть одно таинственное пророчество

* * * * *

Я родилась в Москве и считаю Пятницкую улицу своей родовой улицей. Хорошо помню ее старинную степенность, величавость и запущенность православных храмов. А еще я помню  как некий сон, сквозь забытость детских воспоминаний,  странную женщину, бродившую по улице с огромным мешком за спиной, который она просила поднести спешащим по улице людям. Она просила как-то по-особенному ласково, даже любовно. И никто отказать ей не мог. Послушно взваливал человек, мужчина или женщина, непонятный тюк себе на плечи, да и шел за старушкой. И все горести, страхи, обиды  проходили.

А была это старица Ольга Ложкина, известная православным москвичам как блаженная, часто повторявшая одни и те же слова: «Москва  это мой город. Я замкнула Москву на замок. Фашисты не войдут в нее».

Под конец своей жизни она произнесла еще одну фразу  странную и загадочную: «Возрождение России начнется с возрождения имени Евфросинии Московской». А это  семидесятые годы прошлого века. Кто тогда вообще что-либо знал о Евфросинии Московской? Должно быть, лишь историки помнили, что в миру ее звали Евдокия и что она была супругой великого князя Димитрия Донского, родила ему 12 детей, приняла постриг в Вознесенском монастыре, ею же построенном, который в 1929 году взорвали.

Мы часто и небезосновательно удивляемся святым, тому, что они умеют читать будущее, как прошлое. Но это означает и то, что блаженные могут читать и прошлое, то, что от нас в этом прошлом сокрыто.

Значит, было что-то в имени Евфросинии Московской, в ее Житии, что «зацепило» старицу Ольгу, и она произнесла свои таинственные слова.

Прошло, с точки зрения вечности, не так уж и много лет Каким-то чудом, из небытия возрождено имя преподобной Евдокии-Евфросинии Московской. Судите сами: обретены ее мощи, считавшиеся утраченными навсегда. Теперь они упокоены в приделе мученика Уара в Архангельском соборе Московского Кремля. На Нахимовском проспекте вознесся к небу храм в честь великой русской святой. На Рождественском бульваре стоиткрест-памятник Евдокии-Евфросинии, напоминающий москвичам о духовном подвиге княгини и матери и москвичей. Когда в 1395 году молитвами перед иконой Пресвятой Богородицы «Владимирская» от Москвы был отогнан непобедимый Тамерлан.

Имя возрождено, Россия возрождается. Однако загадка остается.

* * * * *

Как-то я спросила у отца Алексия Ладыгина, настоятеля храма преподобной Евфросинии Московской, а что он сам, как священник, думает об этих странных словах Ольги Ложкиной? Батюшка мне ответил: а с нее и с Димитрия Донского началось московское царство, началось собирание русских земель.

Но в таком случае, не было ли логичнее назвать имя самого Димитрия Донского, который не только земли собирал, но и одержал едва ли не самую важную победу в жизни русского народа  на Куликовом поле. Не зря же это поле еще называют первым полем русской славы.

Размышления о времени Димитрия Донского  печальны. Болезни, пожары, набеги. И с кем только не воевала тогда Москва! И с чужими, но самое главное и страшное,  и со своими.

Заслуга Димитрия Донского не столько в его победе на Куликовом поле (что, конечно, сыграло огромнейшую роль в духовном восстании русских), а в том, что он сумел объединить русских, дал им почувствовать, что русские  один народ. И если на Куликово поле ехали воины самых разных городов, то возвращался-то с поля «русский народ»!

Яркая, но слишком короткая жизнь князя была посвящена укреплению политического единства русской земли. И  удачному! И он же стал совестью народа, обличая его в духовной немощи, в земных грехах, в малом горении к Богу. Об этой стороне жизни Димитрия Донского вообще мало кто задумывается. Как и о том, а почему нашему великому князю удалось «такое»? Как ему удалось стать и великим государем, и счастливым отцом и большим молитвенником?

Увы, в исторических рассказах о Димитрии Донском мы почти не встретим упоминания о его супруге, великой княгине Евдокии. Будто не было ее в русской истории, будто не стала она его супругой в 12 лет, будто не была с ним рядом всегда  и в горе, и в радости. Будто не оплакивала с ним погибших от набегов москвичей. Будто не оставалась главой семьи во время отсутствия государя и не защищала своих детей.

Сколько раз провожала она супруга военные походы, не зная, вернется ли он. Но Димитрий возвращался, каждый раз  живой. Возвращался ее молитвами  беспрестанными и долгими, явными и тайными. И во время Куликовской сечи Евдокия была рядом со своим любимым супругом, поддерживая его израненное тело и уставшие руки. Была рядом  в молитве. Потому что всю битву, вместе с другими московскими женами, она провела в Архангельском соборе Московского Кремля. Куликовская битва стала и ее битвой  женской, молитвенной.

Да и все успехи Димитрия Донского  и военные, и политические, и государственные  были освящены молитвой его верной супруги.

Увы, в наше атеистическое время мы слабо верим в силу молитвы, то есть, почти не верим. Обращаемся к ней лишь по случаю, тогда, когда это нужно нам.

Женская молитва  материнская, супружеская, вдовья, молитва бабушки  почти ушла из нашей жизни.

А Россия всегда была сильна именно ей. И простые мужи, и мужи государственные остро нуждались в ней, воспринимая женскую молитву как прочный"тыл», быстро доходящую до Бога.

Сохранились свидетельства о том, что московские цари неизменно перед важными событиями приходили в Вознесенский девичий монастырь: поклониться великой княгине Евдокии и попросить ее святых молитв.

Вознесенский монастырь она устроила в Кремле незадолго до своей кончины. Там же была погребена первой. А затем в Вознесенском монастыре находили упокоение великие княгини и московские царицы. Так что Вознесенская обитель стала своеобразным женским некрополем. Она и воспринималась как «хранительница» святой женской молитвы, особенно  за государей, за тех, кто несет тяжкое бремя ответственности перед Богом за наше Отечество.

И как только молитва покинула женские сердца и души, государство наше стало оскудевать. Да вся история России свидетельствует об этом. Особенно красноречиво  двадцатый век.

У нас же и так все в жизни хорошо, мы люди современные. Особенно женщины. Они то ли бизнес-леди, то ли подружки, то ли продвинутые чиновницы. Когда уж тут помолиться!

Говорят, когда Господь хочет наказать человека, он отнимает у него разум. А у женщины, по-моему, отнимает сердце и душу. И главное  молитву, в которой мы становимся умнее, чище, совершеннее. Приобретаем способность понимать, любить и прощать.

Конечно, невольник не богомольник. Наверное, должно пройти еще какое-то время для возвращения в Россию женской молитвы, когда, выключив мобильные телефоны, придут женщины в храм и помолятся за своих близких, за Патриарха, за власти и воинство. Помолятся жарко, горячо, искренне. Так, как молилась шестьсот лет назад великая княгиня Евдокия. Мне кажется, в этом и есть простой ответ на загадку, которую оставила нам блаженная Ольга Ложкина.

Евдокия Московская была женщиной духа и молитвы, покрывая ей весь народ, поддерживая ей свое возлюбленное Отечество. Она вернулась к нам из небытия исторического забвения, чтобы укрепить нас, православных женщин, в любви к молитве  за все Отечество наше.

А как остро нуждается в нашей молитве Россия! Нуждаются не только наши родные, но и Президент, которому предстоит решать не самые простые вопросы. Владимир Путин получил сейчас большую поддержку населения страны. Однако эта внешняя, бурная поддержка должна поддерживаться внутренним деланием каждой из нас. За нашего Президента молятся в православных храмах и монастырях, священники и монахи. В этой молитве  они постоянно рядом с ним. И к этой молитве должны присоединиться и мы, православные женщины  и во время молитвы домашней, и за Божественной Литургией.

Не так давно одна моя знакомая, серьезная и глубоко верующая молодая женщина, сказала мне: «Я всегда включала в записочки о здравии имя Владимира, потому что за Президента надо обязательно молиться лично. Но только сейчас, когда начали происходить крымские события, я впервые помолилась не потому, что надо, а потому что почувствовала, что он остро нуждается в ней. Даже в моей, маленькой, частной молитве. Теперь я делаю это искренне и с большой любовью».

Увы, Вознесенский женский монастырь был безжалостно взорван в 1929 году, но молитва не исчезает. А Евдокия-Евфросиния Московская, даже оставленная в забвении, продолжала молиться и за Москву, хозяйкой которой она по-прежнему остается, и за нас с вами, и, конечно, за государственных мужей, покровительницей которых она является.

На Нахимовском проспекте поставлен памятник великой русской семье, русским святым  Евдокии Московской и Димитрию Донскому, с которых и началось Русское царство и которое строилось не только государственной мудростью, но и их святыми молитвами.

Преподобная Евдокия-Евфросиния Московская зовет каждую из нас на молитву, напоминая о великом и вечном женском служении  семье, России, государю.

Акелина Л.С., Председатель благотворительного фонда Евдокии Московской

11.12.2019
Запрос на перспективу
Прошлое. Настоящее. Будущее. Когда мы произносим слово «Церковь», с чем оно ассоциируется в большей степени? Понятно, что человек не может не думать обо всем этом одновременно. И все же о чем думается больше? От чего зависят наши предпочтения – от возраста, встающих перед нами вопросов или от эпохи, в которую нам выпало жить? От чего зависят предпочтения Церкви?
06.12.2019
Александр Щипков: О задачах русского реалистического театра
Выступление на заседании Комитета по культуре ВРНС
03.12.2019
Проект развития женского православного сообщества при церкви Всех Скорбящих Радости г.Друскининкай в Литве
Деятельность Союза православных женщин при церкви Всех Скорбящих Радости г.Друскининкай продолжается уже несколько лет

Актуальное

Отчёт о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2018 год | МОО «Союз православных женщин»
Отчёт о работе Международной общественной организации «Союз православных женщин» за 2018 год
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания) | МОО «Союз православных женщин»
К 100-летию Союза Православных Женщин (из истории создания)
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
21
22
23
24
25
26
27
 
Апрель 2014